Завершение Венской встречи СБСЕ (январь 1989) и изменение политики СССР в отношении прав человека

«Гибкий» переговорный подход СССР к региональным конфликтам в окраинных зонах мира сочетался со смягчением советской политики в Европе. В декабре 198§, г., выступая на сессии Генеральной ассамблеи ООН в Нью-Йорке, М.С.Горбачев огласил программу сокращений вооруженных сил СССР. Она предусматривала уменьшение численности советской армии к 1991 г. на 500 тыс. человек. Осуществив это план, Советский Союз, по оценкам специалистов, должен был утратить способность к внезапному вооруженному нападению на европейском театре.

Москва шла на уступки в отношениях с западноевропейскими странами в надежде устранить напряженность в Европе, избавиться от необходимости содержать мощную группировку сил на европейском направлении и сократить благодаря этому военные расходы. Советский Союз был не в состоянии финансировать за счет своего бюджета военную организацию Варшавского договора подобно тому, как это делали Соединенные Штаты в отношении НАТО.

Позиции США и западноевропейских стран в отношении СССР в конце 90-х годов были более жесткими, чем в конце 60-х. Из опыта западные страны поняли, что уменьшить угрозу со стороны Советского Союза можно лишь в случае трансформации политической системы СССР. Запад не хотел довольствоваться «военной разрядкой». Он желал необратимости перемен, которые стали происходить в отношениях СССР с Западом при М.С.Горбачеве, и считал гарантией этой необратимости «системную трансформацию Советского Союза» через его демократизацию. Из внутренней проблемы СССР углубление «перестройки» с сопутствующей ей демократизацией стало важнейшей международной проблемой, предметом напряженных обсуждений между ведущими мировыми державами.

Запад не имел иных правовых инструментов воздействия на внутреннюю политику Советского Союза, кроме договоренностей в рамках СБСЕ. На некоторое время Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе вернуло себе роль важнейшего международного форума, каким оно было в начале 70-х годов. Именно права человека составляли комплекс проблем, изменение подхода к которым предполагало внесение изменений во внутреннее законодательство и практику государственных органов Советского Союза. Руководство М.С.Горбачева, провозгласившее политику демократизации в январе 1987 г., считало (как выяснилось, ошибочно) свою власть достаточно прочной, чтобы начать внедрение в СССР общеевропейских правовых стандартов.

В январе 1989 г. Венская встреча СБСЕ завершилась. В ее итоговом документе, принятом 15 января, было зафиксировано множество важных положений военно-политического и экономического характера. Главным среди них было обязательство стран-участниц «обеспечивать, чтобы их законы, административные правила, прак-{?}тика и политика сообразовывались с их обязательствами по международному праву и были гармонизированы с положениями Декларации принципов и другими обязательствами по СБСЕ» (п. 3 раздела «Вопросы, относящиеся к безопасности в Европе»). Одобрив этот документ, Советский Союз впервые официально согласился с принципом приоритетности международного права по отношению к внутреннему законодательству СССР. Был сделан крупный шаг к распространению в Советском Союзе европейских стандартов и представлений о фундаментальных ценностях и личных свободах.

Реализации венских договоренностей должна была неизбежно привести к формированию в СССР нового типа личности гражданина, этические и моральные ориентиры которого должны были включить в себя существенный компонент общеевропейского, общезападного мышления и понимания социальных, культурных, политических и иных реалий.

Общегуманитарная и правозащитная темы были предметом дальнейших обсуждений в рамках СБСЕ на парижском (1989), копенгагенском (1990) и московском (1991) совещаниях СБСЕ по человеческому измерению. Советское внутреннее законодательство стало приводиться в соответствие с международными конвенциями и договорами. Это дало новый толчок деятельности правозащитных организаций и движений внутри СССР, которые теперь могли не опасаться преследований. Еще в декабре 1986 г. из горьковской ссылки в Москву было разрешено вернуться А.Д.Сахарову, который стал неформальным лидером советского правозащитного движения. 8 апреля 1989 г. была отменена статья 70 Уголовного кодекса РСФСР, предусматривавшая преследование за проявления политического инакомыслия.

В Советском Союзе усиливалось влияние прозападного радикально-демократического, по сути антикоммунистического, оппозиционного движения, которое резко критиковало М.С.Горбачева, считая его политику недостаточно радикальной. Оно требовало ускорения демократизации, установления многопартийности, ликвидации монопольного господства КПСС в государстве, а также реформы отношений между союзными республиками СССР.

Одновременно против М.С.Горбачева стала решительно выступать консервативная оппозиция внутри компартии, деятели которой тоже критиковали политику «перестройки», называя ее опасной и вредной. Они требовали прекратить демократизацию и сосредоточить внимание на укреплении контроля КПСС над политическими процессами в стране.

Наряду с консервативным антигорбачевским течением, внутри КПСС возникло также направленное против М.С.Горбачева течение радикально-реформистской оппозиции во главе с Б.Н.Ельциным. В отличие от консерваторов, оно требовало не свертывания реформ, а их трансформации в «революционно-демократическое» {?} русло. Радикалы-реформаторы внутри КПСС действовали на параллельных курсах с антикоммунистической оппозицией.

Таким образом, к 1989 г. М.С.Горбачеву противостояли три типа оппозиции. Две из них выступали изнутри правящей партии, одна – извне ее. Позиции М.С.Горбачева слабели. Он стремился компенсировать неудачи внутренней политики успехами во внешней. Репутация советского лидера за пределами СССР была ярче, чем внутри страны, которой он руководил.

Решение о переводе СССР на международно-правовые стандарты внутренней политики в соответствии с документами Венской встречи имело далеко идущие последствия для отношений между союзными республиками внутри Советского Союза, а также между СССР и социалистическими странами Восточной Европы. Активность усилившихся в этих республиках и восточноевропейских государствах националистических сил до 1989 г. сдерживалась политико-идеологическим прессом. После Венской встречи националистическая оппозиция получила правовое основание для своей легализации. Она стала открыто добиваться изменения внутреннего законодательства соответствующих стран и республик бывшего СССР, непосредственно апеллируя к международным правовым актам. Официальные власти не могли игнорировать подобные требования, будучи скованными обязательствами, принятыми на себя согласно решениям в Вене. На пространстве СССР и Восточной Европы стали усиливаться центробежные настроения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.