«План Баруха» и срыв работы комиссии ООН по атомной энергии

Идея международного сотрудничества была поддержана во многих странах мира. Его основные направления стали обсуждаться в рамках специально созданной комиссии ООН по атомной энергии. Главой американской делегации в этой комиссии был назначен известный и удачливый в прошлом американский финансист Бернард Маннес Барух, которому было в то время 76 лет. Под его руководством был разработан и 14 апреля 1946 г. представлен в комиссию «план Баруха», в котором содержались условия, на которых США предлагали другим странам развивать сотрудничество по линии мирного использования энергии атома.

План Б.Баруха, во-первых, предусматривал создание международного Агентства по атомным разработкам (А^опнс Оеуе1ортеп1 Аи1Ьоп1у) с широкими правами и высокой степенью автономности (решения в агентстве должны были приниматься простым большинством голосов); во-вторых, передачу этому агентству контроля над производством расщепляющихся материалов и передачей их из одних стран в другие; в-третьих, перевод научно-исследовательских разработок в ядерной области под контроль агентства; в-четвертых, предоставление Соединенными Штатами в распоряжение агентства технологической информации по атомной энергии для ее совместного использования странами-участницами. Контроль агентства предполагалось осуществлять в форме международных инспекций на местах. План не оговаривал конкретные сроки начала работы агентства, не конкретизировал условия предполагавшейся передачи агентству американских технологий и не содержал обязательства США прекратить производство ядерного оружия.

Предложения Б.Баруха не закрывали путей к приобщению государств мира к некоторым американским технологическим достижениям, преимущественно второстепенным и гражданским по сфере возможного применения. Но они предусматривали введение механизма контроля за ядерными программами вступавших в сотрудничество стран посредством проведения международных инспекций {¦} атомных объектов на их территории. Главным координирующим органом такого сотрудничества в соответствии с планом должна была стать комиссия ООН по атомной энергии. Однако предполагалось, что она не будет непосредственно подотчетна Совету безопасности и решения в ней будут приниматься большинством голосов.

Эти условия не устраивали СССР. Советский Союз был закрытой страной и не хотел иностранных инспекций на советских ядерных объектах. Не соглашалось советское руководство и с принципом принятия решений в комиссии, где СССР оказывался бы в меньшинстве. В Москве полагали, что Вашингтон попробует использовать сотрудничество с СССР, чтобы замедлить движение Советского Союза к созданию ядерного потенциала.

Вот почему в процессе переговоров о «плане Баруха», по сути дела в противовес ему, советская дипломатия выдвинула идею отказа от использования атомной энергии в военных целях. Соответствующие предложения выдвигались советской делегацией в комиссии в 1946 – 1947 гг. Речь шла о попытке убедить США согласиться с запрещением ядерного оружия взамен согласия СССР включиться в «план Баруха» с условием его частичной доработки и подчинения комиссии по атомной энергии Совету безопасности с тем, чтобы решения в ней принимались по формуле консенсуса. Конечно, такой проект был неприемлем для США, которые при его реализации потеряли бы преимущества военно-ядерной монополии.

Как отмечал в письме к Б.Баруху командующий ВВС США Карл Спаатс: «Любые меры, предпринятые в ближайшее время для контроля над атомными взрывными устройствами, имели бы тяжелые и неблагоприятные военные последствия для Соединенных Штатов, поскольку результатом было бы сокращение преимущества США без пропорционального сокращения силы других держав. Такая мера… создаст угрозу безопасности Соединенных Штатов». Соглашаясь с такой логикой, американская делегация в комиссии игнорировала советскую позицию и предложения Москвы. Обсуждения затягивались, время шло, страны продолжали работать над ядерными проектами.

Поскольку решения в комиссии принимались большинством голосов, в декабре 1946 г. она одобрила американский проект и представила его на утверждение Совета безопасности, где тот не был одобрен из-за возражений Советского Союза. После этого «план Баруха» (в 1948 г.) был возвращен на доработку в комиссию. В ее статусе были произведены изменения. Из независимой структуры она стала органом, подчиненным Совету безопасности. Советскому Союзу стало проще применять право вето. Это вызвало недовольство США. Работа комиссии была парализована, и в 1949 г. она прекратила свою деятельность. Первая попытка ввести ограничения ядерных вооружений закончилась неудачей.

Для Москвы, которая болезненно относилась в конце 40-х годов к американской атомной монополии и предпринимала усилия для ее {¦} ликвидации, переговоры с США могли быть основаны исключительно на принципах равенства и одинаковой безопасности. Согласие с планом Баруха, предусматривавшим закрепление американской атомной монополии при ограничении советской атомной программы, стало бы отступлением от этих принципов.

Ситуация вокруг «плана Баруха» по времени совпала с внутриполитическими сдвигами в США. В июле 1946 г. президент США Г.Трумэн отправил в отставку министра торговли Генри Уоллеса, неформального лидера американских либералов и сторонника более внимательного отношения к интересам безопасности СССР. Уоллес полагал, что последние ущемлялись американской политикой в сфере ядерных вооружений и созданием военных баз на территориях, приближенных к советским границам. После увольнения Уоллеса в Вашингтоне стал складываться неформальный двухпартийный блок демократов и республиканцев на базе намерения ужесточить подходы в отношениях с СССР.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.