Введение

Мировая война затронула неевропейские регионы мира в разной степени. Зона Тихоокеанской Азии, Австралии и Океании была ареной ожесточенных боевых действий, масштаб которых превосходил интенсивность сражений в Северной Африке и на Ближнем Востоке, но не шел в сравнение с тем, что происходило в Европе. Страны Латинской Америки пострадали от войны незначительно, хотя многие из них в пассивной форме или даже чисто формально участвовали в ней на стороне коалиции США, СССР, Британии и союзных им стран, что давало соответствующим латиноамериканским государствам право официально претендовать на участие в послевоенных мирных конференциях и урегулированиях. Война сравнительно мало затронула Африку. За исключением ее средиземноморского побережья, где развертывались крупные сражения сил антигитлеровской коалиции с германскими и итальянскими войсками, кратковременные боевые действия имели место еще между британскими и итальянскими силами в Сомали и Абиссинии (Эфиопии). Кроме того, ограниченные военные операции происходили между подконтрольными генералу Шарлю де Голлю формированиями «Свободной Франции» и силами прогерманского французского правительства в Виши в зоне Французской Экваториальной Африки.

Ход боевых действий показал важность периферийных зон планеты с точки зрения войн в будущем. Более очевидной стала необходимость опорных точек в ключевых районах мира военно-морских баз, аэродромов, пунктов обеспечения надежности сетей стратегических коммуникаций – для достижения военной победы и превосходства над вероятным противником. Стратегическая мысль в США, Советском Союзе и западноевропейских странах переосмысливала роль мировой периферии в глобальной политике. Значение прежних окраинных зон возрастало – не только из-за стремления ведущих держав использовать геополитические возможности азиатских, латиноамериканских и африканских стран, но и с учетом повышения самостоятельной международно-политической роли последних. Великие державы стремились сохранить или приобрести свободный доступ к стратегическим позициям на мировой периферии, несмотря на взлет национализма и освободительных процессов в колониальных и зависимых странах.

Окраинные зоны планеты глубже вовлекалась в «большую» политику, их политическая оторванность от мировых центров уходила в прошлое. Формирование региональных подсистем международных отношений ускорилось, а уровень их организованности повысился. Великие державы активно вмешивались в дела географически отдаленных стран и регионов. Становление общемировой системы политических и военно-политических отношений стало протекать быстрее, {?} что должно было сопровождаться ростом конфликтов в связи с ломкой старой структуры отношений на мировой периферии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.