Внешнеполитические стратегии СССР и США

Конфликтный характер взаимодействия сверхдержав определялся соперничеством за глобальное лидерство. Обе страны стремились к одному и тому же – установлению преобладающего влияния на международные дела в сфере безопасности и экономической области. Москва и Вашингтон практически в равной мере могли быть обвиненными в «гегемонизме». Сознавая это, элиты обоих государств старались обелить себя и приписать сопернику самые зловещие намерения, чтобы отвлечь внимание от проявлений собственного экспансионизма. Причем, если в 70-х годах Соединенные Штаты в самом деле проявляли в международных отношениях сдержанность, то к 80-м годам «вьетнамский синдром» начал ослабевать, а американские лидеры – возвращаться к традиционным версиям борьбы за утверждение лидерства США.

На уровне идеологии державы обосновывали свои цели по-разному. Советское руководство давно отказалось от концепции «мировой революции». Но идея «социалистического интернационализма» {?} была жива, она оставалась основой политики СССР в отношении социалистических стран. Кроме нее в идейном арсенале КПСС имелась доктрина «солидарности с борьбой народов за свое социальное и национальное освобождение». При расширительной интерпретации она позволяла обосновать возможность вмешательства Советского Союза в любом регионе мира, где наблюдались признаки освободительных движений, межэтнических споров или конфликтов социальной природы.

При этом в СССР фактически уже не верили в возможность «саморазрушения капитализма» под давлением «внутренних противоречий» и обострения «классовых битв». Тем более, что компартии индустриальных стран Запада, в частности «еврокоммунистические», перестали разделять идейно-политические воззрения руководства СССР, и делать ставку на поддержку советской политики с их стороны не приходилось. Советское руководство молчаливо отказалось от «расшатывания капитализма изнутри», переключившись на периферийную стратегию ограничения его влияния в окраинных регионах мира.

Идеология внешней политики США в эти годы может быть определена как «активно-оборонительная». Терминологически американские политики оставались в рамках постулатов о «защите свободы, демократии и американских ценностей» от «посягательств безбожных коммунистов». Этим «посягательствам» американская элита была готова противостоять в любой точке мира. В реальности это означало фронтальное противостояние советскому влиянию по всем окраинным зонам международной системы. Американское руководство понимало «защиту интересов свободы и демократии» в реал-политическом ключе, который ориентировал на использование таких ее форм как передовое базирование, превентивная стратегия и активная оборона. Идеология американской внешней политики позволяла обосновать необходимость вмешательства за рубежом с такой же легкостью, как и советская.

Наибольшая разница между СССР и США существовала на уровнях, во-первых, выбора направлений продвижения к стратегическим целям, а во-вторых, имеющихся внешнеполитических ресурсов. Советский Союз пытался отстоять лидерские амбиции посредством опоры на экстенсивное наращивание силового потенциала. Советская тяжелая промышленность работала на осуществление военных заказов, поглощавших огромную долю госбюджета. В стране был создан колоссальный потенциал вооружений, многократно перекрывавший реальные потребности устрашения Соединенных Штатов, но средства на военные цели продолжали расходоваться в возрастающих масштабах. Финансирование гражданских отраслей отставало, не хватало инвестиций в обновление технологической базы промышленности во всем, что не касалось военных производств.

Соединенные Штаты стремились вырваться на позиции мирового лидера и могли позволить себе это сделать иным путем. США {?} делали ставку, во-первых, на закрепление своего не утраченного технологического превосходства на СССР – как общего, так и в сфере военно-технических новаций; а во-вторых, на изматывание Советского Союза через провоцирование его на увеличение военных расходов. Соединенные Штаты не отказывались от наращивания вооружений, но, обладая более мощной экономикой, они могли позволить себе сбалансированное распределение бюджетных средств между отраслями военного и гражданского назначений.

Военно-промышленный комплекс в Советском Союзе был массивным, он принадлежал государству и через механизм распределения инвестиций из госбюджета «подавлял» невоенные производства. ВПК в США был компактнее и эффективней. Он строился на базе крупных частных корпораций, работающих по государственным заказам, был теснее связан с гражданскими производствами и оставался чувствительнее к рыночным механизмам эффективности. Военные отрасли в США «тянули» за собой гражданские. Военные производства в СССР были более самодостаточными, их опережающее развитие сосуществовало с нараставшим технологическим отставанием других отраслей хозяйства.

Важную роль играли внешние обстоятельства. «Нефтяные шоки» 1973-1974 и 1979-1980 гг. ударили по США, Японии и странам Западной Европы, но принесли финансовые выгоды Советскому Союзу. СССР был страной, экспортирующей нефть, и повышение цен на нее обеспечило Советскому Союзу приток массы «легких» нефтяных денег. Эти средства могли быть потрачены на технологическое перевооружение советской экономики и обеспечение прорыва СССР на новую ступень научно-технического прогресса. Вместо этого нефтяные доходы были направлены на обеспечение текущих потребностей населения и финансирование военных отраслей. Расходование внешних поступлений было настолько нерациональным, что не были произведены инвестиции даже в сферу нефтедобычи. В результате производство нефти в СССР в начале 80-х годов стало сокращаться по мере истощения старых легкодоступных запасов и роста необходимости перехода к эксплуатации месторождений труднодоступных, требовавших сложных новых технологий добычи.

На Западе ситуация развивалась по-другому. Западноевропейские страны и США, так же как и Япония, оказавшись перед угрозой нехватки нефти, были вынуждены предпринять дорогостоящие финансовые маневры для повышения эффективности национальных производств и снижения удельного потребления энергии и материалов. В 70-х и начале 80-х годов западные страны и Япония произвели вложения в наукоемкие отрасли, разработки энергосберегающих и ресурсосберегающих технологий. Вынужденный маневр обеспечил Западу ускоренное развитие наукоемких отраслей и приобретение господствующего положения в сфере новых технологий (волоконная оптика, производство новых материалов, всевозможные виды электроники, генная инженерия и др.). Преодолев трудности, к моменту {?} окончания спада 1979-1981 гг. экономики стран Запада смогли завершить структурное самореформирование и начали развиваться по наукоемкому пути, который в дальнейшем вывел их на постиндустриальный этап развития. Экономики США, Японии и других стран уходили в отрыв от СССР на целое технологическое поколение. Использовать этот отрыв в целях ослабления международных позиций СССР и укрепления собственных – было главной задачей Соединенных Штатов в 80-х годах.

  1. Филатов Анатолий

    Отличная статья. Готовый материал к вытуплению или небольшому реферату. Полностью переработанный. Отличные примеры полное раскрытие темы.

    Reply

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.