Советско-американ­ское сближение

Нормализация американо-китайских отношений произвела сильное впечатление на все страны мира, включая Советский Союз. В Москве не было сомнений в том, что США будут вести традицион-{?}ную игру в «баланс сил», пытаясь противопоставлять американо-китайские отношения американо-советским, пугая СССР угрозой сближения США с КНР, а КНР – перспективой блокирования Вашингтона с Москвой. Главным творцом американской внешней политики при Р.Никсоне стал помощник президента по национальной безопасности Г.Киссинджер, который почти полностью отодвинул в тень фигуру государственного секретаря США Уильяма Роджерса. Теоретические взгляды Г.Киссинджера вызревали в пору его профессиональных занятий в качестве университетского преподавателя истории международных отношений первой четверти XIX в. – эпохи формирования политики «европейского равновесия» в духе князя К.Меттерниха и лорда Р.Каслри. Из этой парадигмы рассуждений Г.Киссинджер не выходил даже после своего ухода из активной политики.

С точки зрения логики «равновесия», американский «рывок» или «прорыв», как стали говорить в 90-х годах, на китайском направлении следовало компенсировать соразмерным успехом на советском – иначе в системе международных связей США мог возникнуть перекос в сторону КНР, вспышка отчуждения в отношениях с СССР и, как результат, – общий рост нестабильности. Последнее было невыгодно Соединенным Штатам, которые стремились к завершению войны во Вьетнаме и нуждались в поддержке как Москвы, так и Пекина в этом вопросе.

Американская дипломатия много внимания уделяла улучшению отношений с Москвой, находя в этом полное понимание с советской стороны. Советско-американское сотрудничество в политико-дипломатической области развивались в начале 70-х годов непривычно плодотворно. С 1969 г. в Хельсинки шли советско-американские переговоры о контроле над вооружениями, задачей которых было выработать компромисс в сфере ограничения стратегических наступательных вооружений. Попутно велась подготовка целой серии двусторонних договоренностей, направленных на стабилизацию советско-американских отношений и исключение случайного военного конфликта между СССР и США. Эти переговоры стали приносить результаты.

30 сентября 1971 г. в Вашингтоне было подписано бессрочное советско-американское Соглашение о мерах по уменьшению опасности возникновения ядерной войны между СССР и США. В соответствие с ним стороны обязались обязательно информировать друг друга обо всех случаях «несанкционированного, случайного или иного необъяснимого инцидента, связанного с возможным взрывом ядерного оружия», а также принимать меры для предотвращения случайного или несанкционированного применения ядерного оружия, находящегося под контролем каждой стороны. Соглашение регламентировало ряд важных технических и организационных аспектов взаимодействия СССР и США в случае возникновения опасных ситуаций для избежания конфликта между ними. Это был первый документ после {?} карибского кризиса 1962 г., в котором фиксировались правила поведения сторон в случае возникновения «ядерной тревоги».

В мае 1972 г. состоялся официальный визит президента США Р.Никсона в Москву. Это был первый в истории визит высшего американского руководителя в Советский Союз, если не считать пребывания президента Ф.Д.Рузвельта в Ялте в 1945 г. В результате проведенных переговоров удалось заключить ряд важных соглашений военно-стратегического и общеполитического характера.

Прежде всего, были подписаны первые документы, ставшие результатом компромиссов, достигнутых в рамках переговоров по ограничению стратегических вооружений. По-русски этот процесс сокращенно назывался по первым буквам этого словосочетания – ОСВ, по-английски – SALT (Strategic Arms Limitation Talks). В 60-70-х годах состоялось два тура таких переговоров. Первый из них получил наименование «ОСВ-1», второй – «ОСВ-2». К визиту Р.Никсона в Москву относятся договоренности серии «ОСВ-1» – Договор об ограничении систем противоракетной обороны (ПРО) и Временное соглашение о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений 1972 г.

а) Договор ПРО (перестал действовать в 2001 г.) был призван предупредить гонку вооружений в области создания систем обороны против ракетно-ядерных ударов. Эти системы разрабатывались в Советском Союзе и Соединенных Штатах, причем считалось, что в СССР – с некоторым опережением. Системы были дорогостоящими и, по заключениям экспертов, не достаточно надежными. Они представляли собой оборонительные комплексы, состоящие из «противоракет», то есть ракет-перехватчиков, способных уничтожать приближающиеся ракеты противника до того, как те смогут нанести ущерб обороняющейся стороне.

СССР и США договорились о том, что каждой стороне будет разрешено создать по два комплекса «противоракет» и поставить под их защиту, соответственно, по два района (всего четыре) по выбору – вокруг столиц и в районе расположения шахтных пусковых установок, то есть баз МБР. При этом обе стороны обязались не создавать общенациональные, то есть покрывающие всю территорию страны, системы ПРО и основы для их создания. Договором также запрещалось создавать, испытывать и развертывать системы или компоненты систем ПРО морского, воздушного, космического или мобильно-наземного базирования. Договор был бессрочным, но из него было можно выйти, уведомив об этом за 6 месяцев до дня предполагаемого выхода (чем воспользовалась американская сторона в 2001 г.).

Во время второго визита президента Р.Никсона в Москву в июне 1974 г. специальным советско-американским протоколом число районов, разрешенных для размещения систем ПРО, было сокращено с четырех до двух – по одному для каждой стороны. Советский Союз разместил свою систему ПРО в районе Москвы, а США – в Гранд-Форкс, районе основной базы пусковых установок МБР. {?}

б) Вторым элементом договоренностей серии «ОСВ-1» было Временное соглашение о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений 1972 г. В литературе это соглашение часто именуется «соглашением ОСВ-1», что не вполне точно, но принято между специалистами-практиками. Временное соглашение было заключено сроком на пять лет и содержало количественные ограничения развертывания наступательных вооружений. СССР получил право иметь 1600 единиц МБР как наземного, так и морского базирования, а США – 1054. При этом СССР, как очевидно, получил право на большее число ракет, чем США. Но советские ракеты в тот период имели всего одну боеголовку, а американские – уже имели разделяющиеся головные части, то есть одна ракета несла несколько боеголовок, каждая из которых была способна к индивидуальному наведению на цель. Численное преимущество Советского Союза по ракетам, поэтому, компенсировалось преимуществом США по количеству боеголовок.

Сверх этого лимита стороны обязались в течение пяти лет не увеличивать число стационарных пусковых установок МБР наземного базирования и пусковых установок баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ).

Договоренности серии «ОСВ-1» не касались таких важных видов наступательных вооружений как бомбардировщики дальнего радиуса действия, по числу которых США имели трехкратное преимущество над СССР. Кроме того, соглашения не регламентировали численность разделяющихся головных частей (РГЧ), что позволяло увеличивать разрушающую мощность стоявших на вооружении ракет за счет размещения на них разделяющихся боеголовок вместо обычных, оставаясь формально в лимитах соглашений 1972 г.

Во время визита Р.Никсона в Москву 29 мая 1972 г. был также подписан важный документ, называвшийся «Основы взаимоотношений между СССР и США». В нем было сформулировано 12 принципов, которыми намеревались руководствоваться оба государства в своих взаимоотношениях. Они образовывали своего рода кодекс их взаимного поведения – во всяком случае, в условиях разрядки. Базой советско-американских отношений признавались принципы мирного сосуществования, а имеющиеся между двумя странами различия в идеологии и социальных системах не рассматривались как препятствия для развития нормальных отношений на принципах равенства, невмешательства во внутренние дела, суверенитета и взаимной выгоды. Еще более знаменательным было обязательство сторон в своих взаимоотношениях избегать конфронтации, стремиться к предотвращению ядерной войны и не пытаться прямо или косвенно приобрести односторонние преимущества за счет другой стороны. В области безопасности США и СССР согласились исходить из принципов признания интересов безопасности каждой стороны и равенства этих интересов, а также отказа от применения силы и угрозы ее применения. {?}

В концептуальном отношении «Основы взаимоотношений СССР и США» были важнейшим документом, так как США впервые официально согласились с советской идеей мирного сосуществования, положительно отзываться о которой до тех пор американская сторона уклонялась. В день подписания текста «Основ…» Г.Киссинджер впервые на пресс-конференции в Москве употребил термин «мирное сосуществование» в своей речи в позитивном смысле.

Приезд Р.Никсона в СССР заложил основу традиции регулярных встреч высших руководителей двух стран, которая с перерывами и возобновлениями продолжается до сих пор. В июне 1973 г. в США с ответным визитом ездил Л.И.Брежнев, летом 1974 г. в СССР повторно приезжал Р.Никсон, в конце 1974 г. во Владивостоке советские руководители принимали нового президента США Джеральда Форда, который в августе 1974 г. сменил Р.Никсона ввиду вынужденного ухода того с президентского поста под угрозой импичмента из-за «уотергейтского скандала». Советско-американские саммиты продолжались и в дальнейшем – иногда в столицах третьих стран. В их ходе в 1973-1974 гг. было подписано еще несколько важных соглашений.

Так, 22 июня 1973 г. в Вашингтоне во время пребывания в США Л.И.Брежнева было подписано бессрочное Соглашение о предотвращении ядерной войны. По названию оно несколько напоминало советско-американское соглашение 1971 г. об уменьшении опасности ядерной войны между СССР и США. Оно тоже предусматривало необходимость проведения срочных консультаций обеих стран в случае возникновения ядерной угрозы, но имело два чрезвычайно важных отличия.

Во-первых, соглашение 1973 г. было по смыслу более широким, чем соглашение 1971 г. Оно касалось предотвращения риска случайной войны не только между СССР и США, но и конфликта любой из них с третьей страной. В соответствии с договоренностью, срочные советско-американские консультации следовало проводить как в случае угрозы ядерного столкновения между СССР и США, так и в ситуации, когда одна из этих двух держав оказывалась перед опасностью ядерного конфликта с какой-то еще страной – например, с Китаем.

Насколько соглашение 1971 г. обобщало негативный опыт советско-американской конфронтации в период карибского кризиса 1962 г., настолько же соглашение 1973 г. – опыт советско-китайской конфронтации 1969 г., к которой, как говорилось выше, оказались по собственной инициативе косвенно причастны Соединенные Штаты, рискнувшие предостеречь Москву против конфликта с Китаем. В сентябре 1969 г. словесное вмешательство Вашингтона оказалось шоком для СССР, и самый его факт можно было ошибочно интерпретировать как угрожающие действия Вашингтона в отношении СССР, знак намерения США пойти на конфликт с Советским Союзом. По-{?}вторение таких ситуаций хотелось исключить. Теперь, как следовало из соглашения 1973 г., в случае возникновения угрозы столкновения двух ядерных держав, например, снова СССР и КНР, США, прежде чем во всеуслышание заявлять о своей позиции, должны были проконсультироваться с Москвой, чтобы заранее поставить ее в известность о своих намерениях. Было очевидно, что советско-китайский кризис не прошел незамеченным для отношений СССР и США, встревожил руководителей обеих держав, и они решили избегать впредь щекотливых ситуаций, подобных сентябрьской 1969 г.

Во-вторых, соглашение 19/1 г. было более техническим и прикладным. Оно регламентировало правила поведения двух стран в опасных и «необъяснимых» ситуациях. Соглашение 1973 г. было концептуальным. Оно в принципе ориентировало стороны на сотрудничество в деле предупреждения ядерной войны и нацеливало на уменьшение риска любого ядерного конфликта с участием одной или обеих договаривающихся держав. В случае же возникновения подобного риска Советский Союз и Соединенные Штаты согласились незамедлительно вступить в консультации и предпринять меры по его нейтрализации.

22 июня 1973 г. в Вашингтоне были согласованы «Основные принципы переговоров о дальнейшем ограничении стратегических наступательных вооружений». В повестку дня переговоров были включены вопросы о бомбардировочной авиации и разделяющихся головных частях, а также согласована схема подготовки соглашений в рамках переговорного процесса ОСВ.