О женской красоте

О женской красоте сказать много невозможно. Со дня появления Евы, эта тема не стихает. В картинах и стихах, романах и сказаниях — о женской красоте сказали и продолжают излагать свою точку зрения художники, поэты, писатели, историки.

Начнём с того, что «Ты никому не обязана быть красивой. Ни своему парню, супругу, партнеру, ни своим коллегам, ни тем более случайным мужчинам на улице. Красота, это не арендная плата, которую вы платите за то, что занимаете место с пометкой «женщина», — поддерживаю эти слова Эрин МакКин.

«Дамы также должны помнить, что джентльмены больше смотрят на то, как платье подчеркивает фигуру и лицо дамы, чем на его стоимость. Очень немногие джентльмены имеют хоть какое-то представление о ценности дамских платьев. Это тема для женской критики. Красота лица и элегантность манер у женщин всегда будут вызывать большее восхищение у противоположного пола, чем красота, элегантность или дороговизна одежды. — Томас Хилл, художник, 1857 г.

О женской красоте в Ярмарке тщеславия

О, дамы, дамы!

Предлагаю познакомиться с размышлениями Уильяма Мейкписа Теккерея, автора сатирического романа «Ярмарка тщеславия», написанного в 1848 году. Уильям Мейкпис Теккерей родился в Калькутте, Индия 8 июля 1811 года, умер 24 декабря 1863 года. Его отец занимал высокий пост секретаря совета по доходам Британской Ост-Индской компании. Его мать была писателем.

«Женщина может обладать мудростью и целомудрием Минервы, и мы не обращаем на нее внимания, если у нее простое лицо. Какую глупость не простит пара блестящих глаз? Какую тусклость не могут сделать алые губы сладкими акцентами приятными? И вот, с присущим им чувством справедливости, дамы утверждают, что раз женщина красива, значит, она и дура. О, дамы, дамы! Некоторые из вас некрасивы и не мудры. ― Уильям Мейкпис Теккерей.

Будьте осторожны, барышни; будьте осторожны, как вы участвуете.

Стесняйтесь любить откровенно; никогда не рассказывай всего, что чувствуешь, или еще лучше чувствуй очень мало. Увидьте последствия преждевременной честности и доверчивости и недоверия к себе и ко всем.

Женитесь, как это делают во Франции, где подружками невесты и доверенными лицами являются адвокаты. Во всяком случае, никогда не испытывайте чувств, которые могут поставить вас в неудобное положение, и не давайте никаких обещаний, которые вы не можете в нужный момент приказать и отказаться. Это способ преуспеть, быть уважаемым и иметь добродетельный характер на Ярмарке Тщеславия». ― Уильям Мейкпис Теккерей.

Если бы у него было хоть немного больше ума, — подумала она про себя.

Если бы у него было хоть немного больше ума, — подумала она про себя, — я могла бы что-нибудь из него сделать; но она так и не позволила ему понять своего мнения о нем; с неутомимым самодовольством слушал его рассказы о конюшне и столовой; смеялась над всеми его шутками…

Когда он пришел домой, она была бодра и счастлива; когда он вышел, она уговорила его уйти; когда он оставался дома, она играла и пела для него, делала ему хорошие напитки, присматривала за его обедом, грела его туфли и успокаивала его душу.

Лучшие из женщин, я слышала, как моя бабушка говорила — лицемерки. Мы не знаем, как много они скрывают от нас; как бдительны они, когда кажутся самыми бесхитростными и конфиденциальными; как часто те искренние улыбки, которые они так легко изображают, являются ловушками, чтобы задобрить, ускользнуть или обезоружить — я не имею в виду простых кокеток, ― Уильям Мейкпис Теккерей.

«Это в природе и инстинктах некоторых женщин. Одни созданы для интриг, другие для любви; и я желаю, чтобы любой уважаемый холостяк, читающий это, выбрал тот сорт, который ему больше всего нравится». ― Уильям Мейкпис Теккерей.

Довольно поучительно слышать, как женщины рассуждают о бесполезности и долговечности красоты.

Но хотя добродетель гораздо прекраснее, и те несчастные существа, которые страдают от несчастья красивой внешности, должны постоянно помнить об ожидающей их судьбе; и хотя весьма вероятно, что героический женский характер, которым восхищаются дамы, является более славным и прекрасным объектом, чем добрая, свежая, улыбающаяся, бесхитростная, нежная маленькая домашняя богиня, которой мужчины склонны поклоняться, — все же последние и низшие женщины утешение должно быть в том, что мужчины все-таки восхищаются ими; и что, несмотря на предупреждения и протесты всех наших добрых друзей, мы продолжаем совершать отчаянные ошибки и глупости», — Уильям Мейкпис Теккерей.

«Жизнь — это зеркало: если вы смотрите на нее хмурым взглядом, она хмурится в ответ; если вы улыбаетесь, она возвращает приветствие». ― Уильям Мейкпис Теккерей.

О женской красоте в картинах

Возможность влюбиться в Третьяковке в картину Брюллова «Всадница» предоставлена каждому. Всадница Брюллова очаровательна, это одна из картин в которой показана женская красота.

О Брюллове и его картине «Всадница»

Карл Брюллов родился в Петербурге 23 декабря 1799 года в семье скульптора французского происхождения Павла Брюллов. В 10 лет его без экзаменов зачислили в петербургскую Академию художеств.

В качестве выпускной работы Брюллов в 1821 году создал «Явление Аврааму трех ангелов у дуба Мамврийского». За нее он получил Большую золотую медаль, а меценаты Общества поощрения художников назначили ему пенсионерскую поездку в Италию. В Рим Брюллов прибыл в мае 1823 года.

В Италии Брюллов познакомился с русской аристократкой Юлией Самойловой. Она была наследницей рода Скавронских, Пален, Литто и Висконти — богатейших домов Российской империи и Италии, покровительствовала русским и итальянским деятелям искусств. Оказывала поддержку и Брюллову, долгое время их связывали личные отношения. Самойлова познакомила художника с многими представителями высшего общества в Риме, от них Брюллов получал заказы на дорогостоящие парадные портреты. По заказу Юлии Самойловой он написал картину «Всадница», которую тепло встретили итальянские критики. Позировали Брюллову падчерицы Самойловой — Джованина и Амацилия Пачини.

На картине Брюлова «Всадница» — две девочки, носившие фамилию Пачини: старшая Джованнина сидит на лошади, младшая Амацилия смотрит на нее с крыльца. 

О женской красоте в картинах

Картину Карлу Брюллову — своему многолетнему возлюбленному — заказала их приемная мать, графиня Юлия Самойлова, одна из красивейших женщин России и наследница колоссального состояния Скавронских. Бросив первого мужа, Самойлова уехала жить в Италию, где в ее салоне бывали Россини, Беллини. Своих детей у графини не было.

По официальной версии, Джованнина и Амацилия были родными сестрами — дочерьми автора оперы «Последний день Помпеи», композитора Джованни Пачини, друга графини. Она забрала их в свой дом после его смерти.

Статья Натальи Летниковой на сайте culture.ru «Влюбиться в Третьяковке» рассказывает и показывает женские портреты, в которые мы влюблены давным-давно. «Летящий ангел». Так именовали в Италии работу русского художника Карла Брюллова. Вместо привычного парадного портрета полководца на коне — амазонка. Всадница Джованина и маленькая Амацилия — приемные дочери графини Самойловой. Юлия Самойлова — муза и натурщица «великого Карла».

О женской красоте в стихах

Только три стихотворения сегодня выбраны из многоликих поэтических взглядов и изложениях.

Она не гордой красотою прельщает — Михаил Лермонтов

  • Она не гордой красотою
  • Прельщает юношей живых,
  • Она не водит за собою
  • Толпу вздыхателей немых.
  • И стан ее — не стан богини,
  • И грудь волною не встает,
  • И в ней никто своей святыни,
  • Припав к земле, не признает.
  • Однако все ее движенья,
  • Улыбки, речи и черты
  • Так полны жизни, вдохновенья,
  • Так полны чудной простоты.
  • Но голос душу проникает,
  • Как воспоминанье лучших дней,
  • И сердце любит и страдает,
  • Почти стыдясь любви своей.

— Михаил Лермонтов, 1832 г.

      • (в стихотворении говорится о В.А. Лопухиной.)

 

О женской красоте — Андрей Дементьев

  • Я знаю, что все женщины прекрасны.
  • И красотой своею и умом.
  • Еще весельем, если в доме праздник.
  • И верностью, — когда разлука в нем.
  • Не их наряды или профиль римский, —
  • Нас покоряет женская душа.
  • И молодость ее…
  • И материнство,
  • И седина, когда пора пришла.
  • Покуда жив, — я им молиться буду.
  • Любовь иным восторгам предпочту.
  • Господь явил нам женщину, как чудо,
  • Доверив миру эту красоту.
  • И повелел нам рядом жить достойно.
  • По-рыцарски — и щедро, и светло.
  • Чтоб души наши миновали войны
  • И в сердце не закрадывалось зло.
  • И мы — мужчины — кланяемся низко
  • Всем женщинам родной земли моей.
  • Недаром на солдатских обелисках
  • Чеканит память лики матерей.

— Андрей Дементьев, 2003 г.

 

Женский секрет – Эдуард Асадов

  • У женщин недолго живут секреты.
  • Что правда, то правда. Но есть секрет,
  • Где женщина тверже алмаза. Это:
  • Сколько женщине лет?!

 

  • Она охотней пройдет сквозь пламя
  • Иль ступит ногою на хрупкий лед,
  • Скорее в клетку войдет со львами,
  • Чем возраст свой правильно назовет.

 

  • И если задумал бы, может статься,
  • Даже лукавейший Сатана
  • В возрасте женщины разобраться,
  • То плюнул и начал бы заикаться.
  • Картина была бы всегда одна:

 

  • В розовой юности между женщиной
  • И возрастом разных ее бумаг
  • Нету ни щелки, ни даже трещины.
  • Все одинаково: шаг в шаг.

 

  • Затем происходит процесс такой
  • (Нет, нет же! Совсем без ее старания!):
  • Вдруг появляется «отставание»,
  • Так сказать, «маленький разнобой» …

 

  • Паспорт все так же идет вперед,
  • А женщину вроде вперед не тянет:
  • То на год от паспорта отстает,
  • А то переждет и на два отстанет…

 

  • И надо сказать, что в таком пути
  • Она все больше преуспевает.
  • И где-то годам уже к тридцати,
  • Смотришь, трех лет уже не найти,
  • Ну словно бы ветром их выметает.

 

  • И тут, конечно же, не поможет
  • С любыми цифрами разговор.
  • Самый дотошнейший ревизор
  • Умрет, а найти ничего не сможет!

 

  • А дальше ни сердце и ни рука
  • Совсем уж от скупости не страдают.
  • И вот годам уже к сорока
  • Целых пять лет, хохотнув слегка,
  • Загадочным образом исчезают…

 

  • Сорок! Таинственная черта.
  • Тут всякий обычный подсчет кончается,
  • Ибо какие б ни шли года,
  • Но только женщине никогда
  • Больше, чем сорок, не исполняется!

 

  • Пусть время куда-то вперед стремится
  • И паспорт, сутулясь, бредет во тьму,
  • Женщине все это ни к чему.
  • Женщине будет всегда «за тридцать» …

 

  • И, веруя в вечный пожар весны,
  • Женщины в битвах не отступают.
  • «Техника» нынче вокруг такая,
  • Что ни морщинки, ни седины!

 

  • И я никакой не анкетой мерю
  • У женщин прожитые года.
  • Бумажки — сущая ерунда,
  • Я женской душе и поступкам верю.

 

  • Женщины долго еще хороши,
  • В то время как цифры бледнеют раньше.
  • Паспорт, конечно, намного старше,
  • Ибо у паспорта нет души!

 

  • А если вдруг кто-то, хотя б тайком,
  • Скажет, что может увянуть женщина,
  • Плюньте в глаза ему, дайте затрещину
  • И назовите клеветником!

— Эдуард Асадов, 1973 г.

Мотивация

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.