Новое соотношение силовых возможностей СССР и США и формиро­вание концепции «стратегического паритета»

25 февраля 1971 г. в радиообращении к нации Р.Никсон впервые заявил о том, что ни одна из двух самых мощных держав мира не имеет явных преимуществ в ядерной области. По существу, это было первым случаем открытого признания высшим руководителем США того, что стало называться «стратегическим паритетом».

Стратегический паритет не означал равенства количественных показателей военного потенциала сверхдержав. Его понятие было прямо связано с доктриной «взаимно гарантированного уничтожения» и вытекало из нее. Паритет подразумевал соотношение сил в стратегической сфере, при котором имеющиеся у противостоящих сторон военные потенциалы гарантировали каждой стороне способность к нанесению по противнику настолько мощного ответного удара, что ущерб от него заведомо превышал мыслимые выигрыши, на которые могла рассчитывать сторона, решившаяся нанести первый (упреждающий) удар. Такую способность каждая из сторон могла сохранять, не обладая численным превосходством над соперником по единицам боевой техники, пусковых систем и боезарядов. Главное, чтобы имеющиеся у нее наступательные средства было физически невозможно уничтожить одним ударом и чтобы сохранившихся сил и средств было достаточно для нанесения противнику неприемлемого ущерба. Под неприемлемым ущербом американские теоретики подразумевали уничтожение 25% населения и 70% промышленного потенциала страны.

Признание паритета означало, что ни при каких обстоятельствах сверхдержавы не смогут гарантированно уберечь себя от удара главного гипотетического противника. Значит, гарантией безопасности каждого становилась фактически его собственная уязвимость перед возможным ударом противника и, соответственно, уязвимость противника перед его ударом. Следовательно, приходилось смириться с этой взаимной уязвимостью, отказаться от попыток ее уменьшить иначе как согласованным путем, и на такой основе поддерживать военно-политическую стабильность.

Кроме того, оказывалось, что к нарушению стабильности мировой стратегической ситуации могли привести как резкий отрыв одной из противостоящих сторон в области наращивания потенциала наступательного удара, так и, наоборот, создание одной из сторон высоконадежных оборонительных систем, способных уменьшить уязвимость перед лицом гипотетического удара противника. Отсюда следовала переговорная логика: добиваться одновременно соглашений по ограничению наступательных и оборонительных систем вооружений.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.