Франко-германская военная тревога 1877 г. и Лондонский протокол

Франко-германская военная тревога 1877 г. и Лондонский протокол

Между тем восточный кризис вызвал резонанс и на франко-германской границе.

После срыва Константинопольской конференции, в январе 1877 г., по своему обычаю используя печать в качестве дипломатического орудия, Бисмарк поднял новую военную тревогу по поводу слухов о концентрации французской кавалерии вблизи германской границы.

Вслед за этим канцлер обратился к английскому послу с предложением заключить союз против Франции.

Бисмарк заверял, что Франция готовит вторжение в Германию и что для предотвращения этой опасности Германия должна принять меры предосторожности.

Меры эти, несомненно, будут истолкованы Францией как провокация; возможно, последует война.

Канцлер предлагал Англии заключить оборонительный и наступательный союз.

Однако британский кабинет, рассмотрев это предложение, отказался его принять.

Результат новой франко-германской военной тревоги был совсем не тот, которого добивался Бисмарк: испугавшись перспективы дальнейшего усиления Германии, кабинет Биконсфильда неожиданно для Бисмарка возымел желание достигнуть компромисса с Россией.

В феврале 1877 г. между русским послом в Лондоне Петром Шуваловым и лордом Дерби начались переговоры они закончились составлением протокола, рекомендовавшего Порте принять реформы, урезанные даже по сравнению с последними; сокращёнными предложениями Константинопольской конференции.

Граф Игнатьев был послан в объезд по европейским столицам для согласования со всеми великими державами этого нового коллективного выступления «европейского концерта» 31 марта представители шести держав в Лондоне подписали протокол.

Однако 12 апреля Порта его отклонила: она заявила, что рассматривает его как вмешательство во внутренние дела Турции, «противное достоинству турецкого государства».

Что касается Бисмарка, то он сообразил, как бы угроза франко-германской войны не привела к англо-русскому, а значит и к турецко-русскому миру.

Чтобы предупредить подобную неприятность, канцлер обещал России устроить ей заём в 100 миллионов рублей на военные нужды через близкого ему банкира Блейхредера.

Одновременно Бисмарк занял примирительную позицию в отношении французов.

В результате Биконсфильду уже незачем было заигрывать с Россией.

Так изворачивался Бисмарк, дабы спровоцировать русско-турецкую войну и углубить конфликт между Россией и Англией.

Тема этой статьи — Франко-германская военная тревога 1877 г. и Лондонский протокол.

Восточный кризис (1875 — 1877 гг.)

История дипломатии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.