Доктринальные основания новой внешнеполитической стратегии Советского Союза

В феврале – марте 1986 г. в Москве состоялся XXVII съезд КПСС. В его решениях содержались новые оценки международной обстановки. Во-первых, советское руководство призывало великие державы прийти к согласию о неприемлемости ядерной войны как средства решения международных споров. Во-вторых, Советский Союз фактически предлагал Западу отказаться от попыток добиться силового превосходства над СССР, обещая со своей стороны тоже не стремиться к превосходству над Западом. Эта идея была воплощена в тезис об одинаковой безопасности, которая, как говорилось в докладе М.С.Горбачева, должна была прийти на смену концепции «одинаковой опасности», определявшей логику взаимоустрашения на базе доктрины взаимно гарантированного уничтожения. В-третьих, в материалах съезда впервые за несколько десятилетий была дана позитивная оценка политики Китая и провозглашена линия на улучшение советско-китайских отношений. В целом в документах съезда было непривычно мало критики внешней политики США, {?} государств НАТО и рассуждений о росте опасности новой мировой войны, как то было характерно для начала 80-х годов. Общая тональность материалов настраивала на режим диалога с Западом.

Сами по себе решения XXVII съезда не были революционными. Терминологически они напоминали материалы XXIV съезда КПСС, «легализовавшего» разрядку 70-х годов. Но добившись от съезда одобрения своей политики в целом, новое руководство СССР получило возможность действовать в сфере международных отношений более смело. «Отталкиваясь» от решений съезда, М.С.Горбачев и его сотрудники в последующие годы разработали систему взаимоувязанных тезисов и положений, образовавших основу того, что в литературе стало называться концепцией «нового политического мышления». В развернутом виде ее положения были представлены в речц, М.С.Горбачева на сессии Генеральной ассамблеи ООН в Нью-Йорке 8 декабря 1988 г. Содержание концепции определялось двумя принципиальными положениями.

Во-первых, она утверждала приоритет общечеловеческих ценностей, их преобладающее значение по отношению к интересам отдельных держав и социальных групп. Советский Союз отказывался от тезиса о том, что в международной политике главенствуют классовые ценности и интересы классовой борьбы во всемирном масштабе. По сути, это означало призыв к деидеологизаиии международных отношений, разрыв с традицией политического и силового противопоставления Востока и Запада по принципу будто бы присущей им ориентации на защиту противоположных классовых интересов.

Во-вторых, в ряду общечеловеческих ценностей главной провозглашалось выживание человечества. В центр международных отношений помещалась проблема обеспечения мира и избежания мировой ядерной войны. Этот интерес провозглашался всеобщим и объединяющим («синтезирующим») для всех стран мира, независимо от их общественного строя, идеологии, силы, величины и т.д.

Из концепции нового политического мышления для внешней политики СССР следовали важные установки, главными из которых во второй половине 80-х годов были:

1) достижение компромисса с США в вопросах сокращения потенциалов стратегических вооружений;

2) экономическое и политическое сближение с западноевропейскими странами – в том числе ценой возможных уступок в вопросах объединения Германии;

3) нормализация межгосударственных отношений с КНР и расширение советско-китайского политического и экономического сотрудничества;

4) сотрудничество с Западом в урегулировании региональных конфликтов в Азии, Латинской Америке и Африке;

5) содействие реформированию политических режимов стран Восточной Европы по образцу реформирования СССР, каким его представляло себе новое советское руководство; {?}

6) изменение политики в отношении прав человека и приведение внутреннего законодательства и политической практики СССР в большее соответствие с международными нормами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.