Зарождение обще­европейского процесса

Франко-советское сближение середины 60-х годов позволяло рассчитывать на то, что Париж не станет препятствовать компромиссу между западной и восточной частью Европы – такая линия соответствовала бы неоднократным заявлениям Ш. де Голля. Правда, в апреле 1969 г. президент Ш. де Голль «неожиданно» ушел в отставку, выразив несогласие с результатами проведенного им референдума о реформе системы административного управления, которые он счел выражением недоверия французов к его личности и политике.

Но Жорж Помпиду, избранный следующим президентом Франции, принадлежал к кругу единомышленников Ш. де Голля. Он продолжил его политику в отношении Москвы, хотя и изменил ее в отношении Британии и партнеров по западноевропейской интеграции. Французская политика должна была способствовать достижению общеевропейского компромисса.

В январе 1969 г. приступила к работе новая администрация в США. Республиканцы не отличались симпатиями к коммунизму, но они проявляли в международных вопросах больше прагматизма, чем демократы. Это давало шанс надеяться, что при Р.Никсоне подход {?} США к европейским делам будет более гибким. Первоочередной задачей республиканцев было окончание войны во Вьетнаме, им было невыгодно отвлекать ресурсы нации на противостояние Советскому Союзу в Европе. К тому же недавние протестные волны в США и Европе, напугавшие избирателей, настраивали общественно-политическое мнение большинства стран мира на ожидание стабильности. Ощущалась психологическая усталость от кризисов. Обстановка благоприятствовала выдвижению миролюбивых инициатив.

17 марта 1969 г. на заседании политического консультативного комитета стран-участниц Варшавского договора в Будапеште социалистические страны выдвинули предложение о проведении Общеевропейского совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Столь масштабные предложения прежде не выдвигались, и идея Общеевропейского совещания произвела впечатление, хотя не казалась реалистичной. Тем не менее, в апреле 1969 г. она стала предметом обсуждения на сессии совета НАТО в Вашингтоне. Западные страны не отвергли ее в принципе, но и не высказались определенно в ее поддержку. Советский Союз проявлял настойчивость. Когда в июне 1969 г. в Москве проходило международное совещание коммунистических и рабочих партий, Л.И.Брежнев неоднократно повторял мысль о необходимости улучшить отношения между Востоком и Западом. В июле 1969 г. идея созыва общеевропейского форума была повторена министром иностранных дел СССР А.А.Громыко.

В популяризации идеи такого совещания проявила большую активность Финляндия, которая находилась в дружественных и экономически выгодных для нее отношениях привилегированного партнерства с Советским Союзом и одновременно была встревожена угрозой напряженности между СССР и Западом, первой жертвой которого, как полагали в Хельсинки, может оказаться сама Финляндия.

5 мая 1969 г. по согласованию с СССР правительство этой страны направило ноты руководителям 32 европейских государств с предложением «добрых услуг» в налаживании механизма многосторонних консультаций по вопросам организации Общеевропейского совещания. К октябрю 1969 г. возникло понимание относительно возможности проведения такого форума в Хельсинки. Страны НАТО относились к идее созыва конференции уже серьезно, но их не устраивало, что две неевропейские страны альянса – США и Канада – могут остаться за рамками переговорного процесса. Это потребовало дополнительных согласований.