Введение

Полтора года после момента окончания войны ушли на осмысление сдвигов, которые произошли в международной системе. Споры и конфликты второй половины 1945 и всего 1946 года были не особенно значительными и представляли собой попытки держав испытать прочность позиций друг друга. Психологический шок от радикальности послевоенных изменений существовал во всех странах, включая самые сильные. Руководство СССР не понимало возможных пределов терпимости США к советской политике в ключевых для него регионах мира (в Восточной Европе, Кавказско-Черноморской зоне, на Дальнем Востоке). Вашингтон не сознавал, чем именно в своей внешней политике он провоцирует Москву. Главным негативным итогом первых послевоенных лет оказалось взаимное недоверие, которое побуждало Советский Союз и США готовиться к возможному, но по-прежнему маловероятному столкновению. Представления о потенциальном конфликте между двумя державами стали вытеснять идею их сотрудничества.

В ноябре 1946 г. на выборах в американский конгресс победили республиканцы, получившие контроль над обеими палатами. Это способствовало ужесточению политики демократов, которые были скованы необходимостью договариваться с соперниками. Президенту Г.Трумэну нужна была «сильная» внешняя политика, успехи которой могли бы защитить его от критики республиканцев.

В Москве восторги от победы сменились тревогой по поводу стабильности ситуации СССР. Руководство опасалось общественного недовольства. После страданий военных лет советские люди ждали реформ и улучшения жизни, а И.В.Сталин не собирался ничего менять. Он не доверял согражданам, которые в годы войны побывали за рубежом и могли сравнить условия жизни на Западе с теми, которые определяли жизненный стандарт в СССР. Изоляционистские настроения в Кремле не слабели.

Но проводить наступательную внешнюю политику, распространять коммунизм СССР не собирался. В Москве размышляли не об экспансии, а об устранении влияния Запада в зонах, которые считались жизненно важными для Советского Союза. Сталин не доверял Г.Трумэну и К.Эттли – особенно после того, как они объединили свои оккупационные зоны в Германии. Было похоже, что две державы намерены проводить в германском вопросе согласованную политику, не координируя ее с Москвой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.