Ужесточение подходов США к международной политике

Между тем, внутри США обстановка для администрации демократов складывалась неблагоприятно. С февраля 1950 г. политика демократов стала подвергаться в конгрессе и средствах массовой {?} информации пристрастной критике со стороны сенатора-республиканца Джозефа Маккарти, который обвинил президента Г.Трумэна и госсекретаря Д.Ачесона, во-первых, в «потере Китая», где в октябре 1949 г. утвердилась власть китайской компартии, а во-вторых, в «попустительстве коммунистам» в целом. Как утверждал сенатор, левые проникли в госдеп и другие правительственные ведомства, включая министерство обороны, и «подчинили» их. В стране стала подниматься антикоммунистическая и антилиберальная истерия. Объективно она была направлена против демократической партии и строилась с расчетом на предстоящие в 1952 г. президентские выборы, на которых республиканцы намеревались нанести поражение демократам, побеждавшим на выборах в предшествовавшие почти два десятка лет.

Кампания «охоты за ведьмами», как ее называли в либеральной прессе, была существенно подогрета скандалом в 1951 г. вокруг дела супругов Джулиуса и Этель Розенбергов, которые были уличены в сотрудничестве с советской разведкой по делу о передаче СССР секретной технологии, связанной с проектом разработки атомного оружия в США – «Манхэттенским проектом». После продолжительного расследования и судебного процесса Розенберги были признаны виновными и казнены в 1953 г. Поскольку Розенберги были евреи, кампания их травли косвенно носила антисемитский оттенок.

В такой обстановке демократы должны были регулярно демонстрировать общественному мнению США доказательства твердости своей политики в отношении коммунизма. Кроме того, руководители США были на самом деле серьезно встревожены тем обстоятельством, что не смогли одержать в Корее убедительную военную победу. Вызывало тревогу и отсутствие единство взглядов на военное противостояние с коммунизмом в рядах НАТО: европейские союзники боялись войны с СССР из-за США. В таких условиях американское руководство признало необходимым форсировать шаги по консолидации западных союзов и начать программу мероприятий для повышения боеспособности вооруженных сил самих США.

Прежде всего следовало ускорить решение вопросов об отмене оккупационного статуса ФРГ и включении ее в западные оборонные структуры. Одновременно предполагалось убедить западноевропейские страны в необходимости увеличить расходы на модернизацию их армий. Понимая, что финансовые ресурсы европейских союзников недостаточны, США согласились продлить программы оказания военной помощи партнерам в Европе до 1952 г.

22 апреля 1950 г. государственный секретарь США Д.Ачесон выступил с заявлением о необходимости создать в Европе «большие производственные центры» в интересах подключения тяжелой промышленности западноевропейских стран к проектам производства вооружений в рамках сотрудничества по линии НАТО. Д.Ачесон направил французскому правительству ноту, в которой призывал его определить свою позицию в отношении «интеграции ФРГ в Евро-{?}пу». В Париже стали ускоренно разрабатываться приемлемые для Франции сценарии решения германского вопроса.

Параллельно в окружении Г.Трумэна шла напряженная работа по уточнению концепции «сдерживания». Советники президента стали полагать, что в том виде, в каком она была сформулирована Дж.Кеннаном и самим Трумэном в 1946-1947 гг., эта концепция нуждалась в доработке в направлении ужесточения. В адрес самого Дж.Кеннана раздавалась критика за то, что он слишком сильно увлекался политико-дипломатическими аспектами международной политики (решением германского вопроса и подготовкой урегулирования с Японией), но недооценивал важность атомного оружия и необходимость сохранения силовых преимуществ США.

В январе 1950 г. Дж.Кеннан оставил пост руководителя Управления политического планирования. Статус управления был изменен, и из органа непосредственного подчинения президенту оно превратилось в подразделение государственного департамента. Новым главой управления был назначен Пол Нитце, сторонник курса на обеспечение ядерного превосходства США.

При его непосредственном участии к лету 1950 г. в СНБ был представлен проект новой директивы президента по вопросам военно-политической стратегии, в котором были сформулированы перспективы выдвижения США на позицию силового превосходства, как полагал автор проекта, частично утраченного Соединенными Штатами в предшествующий период. Документ получил название «директивы СНБ-68». Эта директива не провозглашала отказа от логики сдерживания, но она трансформировала его понимание. «Сдерживание» по Дж.Кеннану было для США скорее оборонительным и предполагало противодействие Советскому Союзу в случае его попыток выйти за рамки уже закрепившихся за ним сфер влияния. «Сдерживание» по П.Нитце было более активным и наступательным. В директиве СНБ-68 содержался акцент на необходимости расширить круг ситуаций, когда США могли идти на применение военной силы – прежде всего в локальных конфликтах (акцент на силе, а не на переговорных решениях особенно раздражал Кеннана). В документе выражалась готовность США проводить в мире «рисковую политику» (risk-taking policy), то есть политику балансирования на грани войны. Соответственно, предполагалось, что США пойдут на резкое (в три раза!) увеличение военных расходов и наращивание обычных (неядерных) вооружений.

В сфере дипломатии директива предлагала принять меры для «интеграции» периферии зоны жизненных интересов США, включая прежде всего Европу. Главным аргументов П.Нитце было утверждение о том, что в случае захвата контроля над ресурсами всех европейских стран Советский Союз сможет стать вровень с США по размерам своего совокупного потенциала. В Вашингтоне опасались, что успехи Советского Союза в сфере военных технологий, свидетельством которых было приобретение СССР ядерного оружия, {?} могут поколебать доверие европейских союзников США к американским военным гарантиям. Для нейтрализации подобных колебаний предлагались такие шаги, как принятие Германии в НАТО, заключение мирного договора с Японией и сдерживание коммунизма в Юго-Восточной Азии.

По оценкам аналитиков директива представляла собой классический случай логики игры с нулевой суммой (zero sum game), при которой каждый выигрыш одной стороны автоматически означал проигрыш другой. Отсюда следовала американская тактика «зеркального реагирования»: США рассматривали любой шаг Советского Союза направленным против американских интересов и считали необходимым симметрично отвечать на него принятием собственных контршагов. Этот тип конфронтационных отношений в почти неизменном виде сохранялся в мире до середины 80-х годов (эпоха «перестройки»).

Директива СНБ-68 по сути дела снижала порог военного конфликта США со своими соперниками и увеличивала общую военную угрозу. Она показалась настолько радикальной, что президент Г.Трумэн, ознакомившись с представленным ему текстом, отложил его рассмотрение, потребовав дополнительной экспертизы аргументации и выводов П.Нитце. Особенно большие сомнение вызывало предложение о троекратном увеличении военных затрат, что могло вызвать возражения конгресса. Президент подписал только четвертый вариант директивы (СНБ-68/4). Это произошло в декабре 1950 г., когда США находились уже в состоянии войны в связи с боевыми действиями в Корее.

Корейская война оказывала двойственное влияние на американскую политику. Она стимулировала патриотические настроения и облегчала решение вопросов об увеличении военных расходов. Но война пугала американских законодателей и стимулировала их попытки ограничить власть администрации в вопросах ведения боевых действий. Хотя американская пропаганда представляла ее как миссию в защиту свободы, 66% американцев выступали против войны. На фоне общественной дискуссии в сенате шла полемика относительно допустимых масштабов участия США в корейских событиях. Ситуация обострилась, когда эксперты заговорили (в 1951 г.) о возможности распространения корейского конфликта на Европу в случае вступления в войну СССР. Часть сенаторов выступала против направления американских войск в случае войны в Европу, заявляя, что защищать Европу должны сами европейцы. Соответственно, предлагалось западноевропейцам – увеличить свои армии, а численность американских контингентов в Европе – сократить. В результате споров в 1951 г. сенат принял резолюцию, согласно которой президенту разрешалось направить в Европу лишь четыре американские дивизии и предписывалось получать отдельное разрешение сената на увеличение американского контингента в Европе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.