Становление иранской политики «позитивного национализма»

Августовский переворот 1953 г. нанес удар по иранскому национально-патриотическому движению. Поскольку свержение прежнего правительства было произведено сторонниками шаха при помощи американских спецслужб, в новой ситуации США получили исключительно благоприятные возможности расширить свое влияние в стране.

Новое шахское правительство пошло на компромисс с западными нефтяными монополиями. Осенью 1954 г. было подписано соглашение сроком на 25 лет между иранским правительством и Международным нефтяным консорциумом (МНК), ставшим наследником АИНК. В него вошли АЙНК (вскоре переименованная в «Бритиш петролеум»), которая получила 40% акций, британско-голландская «Роял датч шелл» (14%), а также пять ведущих американских компаний (40%) и французская государственная фирма «Компани франсез де петроль» (6%). Иранская сторона резко увеличила долю причитавшихся ей отчислений от сбыта иранской нефти – до 50%. Но зарубежные компании не позволили Ирану в соответствии с этим соглашением самостоятельно выйти на международный нефтяной рынок. Сбыт нефти остался в руках иностранных инвесторов. При этом американский капитал приобрел в иранской нефтяной промышленности позиции, равные британским.

Одновременно в Иране начались репрессии против левых и демократических сил. В октябре были казнены десятки арестованных офицеров иранской армии, принадлежавших к Народной партии Ирана (НПИ), и ряд других сторонников прежнего иранского правительства. НПИ была запрещена. После переворота 1953 г. роль меджлиса в иранской политике оказалась подчиненной. Хотя формально страна оставалась конституционной монархий, в ней фактически установился авторитарный режим. Ключевой фигурой в стране оказался шах, который стал играть решающую роль в определении курса. Он назначал премьер-министров и руководителей важнейших министерств без консультаций с парламентом. Левые и демократические организации были уничтожены, многие их активисты арестованы и отправлены в ссылки.

Шах Мохаммед Реза Пехлеви полагал, что нейтралитет, которого Иран придерживался в течение 150 лет, не принес стране ничего {?} хорошего. Его идея состояла в проведении курса, «который, с одной стороны, позволил бы Ирану приобрести хороших союзников, а с другой — добиться уважения других государств». В августе 1955 г. был заключен американо-иранский договор о дружбе, экономических отношениях и консульских правах. США расширяли техническую и экономическую помощь Ирану на безвозмездной и кредитной основе. 23 октября 1955 г. вступил в силу утвержденный меджлисом законопроект о присоединении Ирана к многостороннему Багдадскому пакту (см. подр. гл. 4).

Утвердился новый внешнеполитический курс Тегерана, который его идеологи называли «позитивным национализмом». Они противопоставили его «негативному равновесию» М.Мосаддыка, нацеленному на сохранение нейтралитета в противоборстве Запада и Востока. Шах отвергал нейтралитет, считая, что он обрекает страну на зависимое, униженное положение в международных отношениях – каковым оно было в предшествующие десятилетия. Для возвеличивания страны монарх считал необходимым в зависимости от ситуации блокироваться с теми или иными иностранными государствами, если это соответствовало иранским интересам.

Приняв курс на опережающее развитие отношений с Западом в интересах уничтожения «коммунистической опасности», шах в то же время не желал становиться его сателлитом. Он утверждал, что «позитивный национализм… подразумевает политику максимальной политической и экономической независимости, совместимую с интересами какого-либо иностранного государства. В то же время позитивный национализм предполагает политику неприсоединения или выжидания».

Пойдя на сближение с Западом, Иран оказался втянутым в биполярную конфронтацию на его стороне. Интерес США к этой стране усилился после революции 1958 г. в Ираке и распада Багдадского пакта. В1959 г. было заключено ирано-американское военное соглашение, дававшее США право вводить свои войска на иранскую территорию.

Влияние Советского Союза, поддерживавшего иранских левых, после 1946 г. ослабло. Шах опасался сближения с Москвой, и ее попытки улучшить отношения с южным соседом приносили малозначительные результаты. В 1959 г. СССР предложил Ирану заключить договор о ненападении. Тегеран не отверг советские предложения, но вскоре стало ясно, что намерения подписывать такой договор у Ирана нет. Шахское правительство использовало оживление диалога с Москвой для оказания осторожного давления на Вашингтон в важных для Тегерана вопросах ирано-американских отношений.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.