Советско-американские отношения после смены администрации в США и создание блока переговорных систем по вопросам контроля над вооружениями

На президентских выборах в ноябре 1980 г. демократическая партия США потерпела поражение. Избиратели были разочарованы внешней политикой демократов, промахами американской дипломатии в Иране и Центральной Америке. По популярности президента Дж.Картера ударило и его обращение в январе 1980 г. в конгресс с просьбой восстановить систему избирательного призыва в вооруженные силы, отмененную в США после окончания войны во Вьетнаме. Американцы призывного возраста прореагировали на инициативу президента, проголосовав на выборах против него. В январе 1981 г. приступила к работе администрация Рональда Рейгана, избранного президентом от республиканской партии.

Подход нового президента к международным отношениям отличался наступательностью, жесткостью, склонностью к демонстрационным эффектам. Наиболее одиозное высказывание Р.Рейгана относится к 8 июня 1982 г., когда, выступая в британском парламенте во время официального визита в Лондон, американский президент буквально призвал Запад к «крестовому походу» против коммунизма.

Президент порицал демократов за слишком большое, как он полагал, внимание к Советскому Союзу. Администрация Р.Рейгана на словах пыталась формировать свою внешнюю политику, как если бы СССР вообще не имел возможности ей противодействовать. Задачей новой власти было окончательно изжить «вьетнамский синдром» сдержанности в военно-политических вопросах и вернуться к проведению напористой внешней политики, как во времена Г.Трумэна и Д.Эйзенхауэра.

«Наступательный глобализм» США в военно-политической области проявлялся в форме намерения сломать стратегическое равновесие с Советским Союзом и изменить соотношение сил в пользу Соединенных Штатов. Такой подход должен был вытолкнуть обе державы на новый виток гонки вооружений – на более высоком технологическом уровне, который могли себе позволить США, «прорвавшись» в предшествующие годы на новый этап научно-технического прогресса. Республиканская администрация объявила 1970-е годы «десятилетием бездействия», а разрядку – политикой с «односторонним движением». В отличие от республиканской администрации Р.Никсона, которая считала паритет между СССР и США нежелательным, но неизбежным, а также от либералов из демократической партии, полагавших, что паритет желателен и неизбежен, администрация Р.Рейгана взяла курс на завоевание военно-силового {?} превосходства над СССР. Но откровенно наступательный курс мог напугать американских избирателей. Поэтому руководство США сочетало воинственную риторику с демонстрациями готовности к переговорным решениям.

Наиболее острой проблемой международной безопасности, доставшейся республиканцам «в наследство» от демократов, было предстоящее в 1983 г. размещение американских ракет средней дальности (РСД) «Першинг-2» и крылатых ракет наземного базирования (КРНБ) в Западной Европе. Хотя соответствующее решение было принято странами НАТО в 1979 г. в ответ на размещение в Европе советских ракет средней дальности, СССР болезненно реагировал на решение НАТО. Западноевропейские государства также испытывали страхи в связи с предстоящим осуществлением принятого решения, поскольку не понимали, насколько бурной может быть реакция Советского Союза.

18 ноября 1981 г. Р.Рейган выступил с предложением ограничить ядерные вооружения в Европе посредством принятия «нулевого варианта», в соответствии с которым США должны были отказаться от размещения ракет «Першинг-2» и крылатых ракет, а СССР – демонтировать размещенные в Европе новые ракеты СС-20, а также старые ракеты СС-4 и СС-5. В ответ Советский Союз выступил с контрпредложениями. 15 марта 1982 г. на съезде профсоюзов СССР Л.И.Брежнев заявил о решении советского правительства ввести в одностороннем порядке мораторий на развертывание ядерных вооружений средней дальности в европейской части СССР. Этот мораторий должен был действовать до достижения соответствующего соглашения с США или до того времени, когда Вашингтон перейдет к практической подготовке развертывания в Европе ракет «Першинг-2» и крылатых ракет.

В 1981-1983 гг. при участии СССР и США сложились следующие четыре основных переговорных блока по вопросам ограничения вооружений:

а) советско-американские переговоры в Женеве по ракетно-ядерным средствам средней дальности в Европе (ноябрь 1981 г.);

б) переговоры в Вене о взаимном сокращении вооруженных сил и вооружений в Центральной Европе (январь – декабрь 1983 г., с перерывами);

в) советско-американские переговоры в Женеве об ограничении ядерных вооружений в Европе (январь – март 1983 г.);

г) советско-американские переговоры в Женеве об ограничении и сокращении стратегических вооружений, ОССВ (июнь 1982 г. – декабрь 1983 г., с перерывами).

Это была мощная переговорная система, работа которой, тем не менее, не приносила желанных результатов.

Советский Союз отвергал «нулевой вариант», отказываясь уничтожить свои средние ракеты. В Москве настаивали, что в ситуации, когда советские ракеты уже размещены в Европе, а США еще {?} не имеют аналогичных вооружений в Западной Европе, «нулевой вариант» оказывается «односторонним разоружением» СССР.

Помимо этого, Советский Союз исходил из того, что при оценке суммарных соотношений потенциалов вооружений СССР и США следовало учитывать не только советские и американские ударные средства, но и вооружения Франции и Великобритании. В Москве полагали, что эти вооружения потенциально являются для США стратегическим резервом, с учетом которого американская сторона имеет над советской силовые преимущества. Американская сторона отвергала такую логику. Против нее выступали французское и британское правительства, которые утверждали, что их независимый ядерный потенциал не может быть предметом советско-американских двусторонних переговоров, в которых ни Франция, ни Великобритания не участвуют. Обе державы были против сокращения своих арсеналов.

Наконец, советская сторона увязывала возможность договоренности по «евроракетам» с ратификацией Соединенными Штатами договора ОСВ-2. Советское руководство не сумело своевременно оценить масштабы угрозу, которая возникала с появлением в Западной Европе американских РСД: с территории западноевропейских стран американские средние ракеты могли легко достигать территории СССР, а аналогичные советские ракеты достигать национальную территорию США не могли.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.