Карибский кризис

Кризисы на Ближнем Востоке и в Европе отвлекали внимание от положения дел в Западном полушарии. Между тем, приход к власти в Вашингтоне администрации демократов привел к ухудшению американо-кубинских отношений, поскольку режим Ф.Кастро в Гаване был репрессивным, а демократическая партия была особенно чувствительна к проблеме защиты прав человека. Учитывая это обстоятельство, кубинская эмиграция в США, концентрировавшаяся в ближайшем к Кубе штате Флорида, стала оказывать давление на Дж.Кеннеди с целью побудить его принять меры для свержения Ф.Кастро. Эмигранты учитывали, что в период предвыборной конкуренции с Д.Эйзенхауэром в 1960 г. Дж.Кеннеди многократно критиковал республиканцев за «мягкость к Кубе» и тем самым был ограничен в возможности сменить позицию в отношении Гаваны, хотя и понимал, что американо-кубинский конфликт может повлечь за собой ухудшение отношений с СССР.

Связи Москвы и Гаваны крепли. Демонстрацией их прочности стала встреча Н.С.Хрущева и Ф.Кастро в Нью-Йорке во время сессии ГА ООН по деколонизации в декабре 1960 г. Во время неофициальной встречи лидеров двух стран в присутствии журналистов в кулуарах сессии Н.С.Хрущев крайне неосторожно выразился в том смысле, что если США позволят себе напасть на Кубу, то они «получат в ответ град советских ракет». Хотя советский лидер тут же оговорился, что он выражался фигурально, его высказывание попало в газеты и дало основание для множества спекуляций.

Неприязненные отношения с Кубой были для Вашингтона источником раздражения, поскольку «кубинская фронда» мешала Соеди-{?}ненным Штатам предстать в роли «доброго друга» латиноамериканских стран. Кубинское руководство резче критиковало политику США, а американские представители жестче обвиняли Кубу в проведении антигуманной политики. В январе 1961 г. из Гаваны были высланы американские дипломаты, в ответ на что США разорвали с Кубой дипломатические отношения.

Между тем, администрация Дж.Кеннеди уделяла много внимания улучшению своей репутации в Латинской Америке. 13 марта 1961 г. она выдвинула программу экономической помощи латиноамериканским странам в размере 500 млн долл. под громким названием «Союз ради прогресса». 5-17 августа 1961 г. в Пунта-дель-Эсте (Уругвай) состоялась межамериканская социальная и экономическая конференция, в ходе которой была подписана Хартия союза. Куба участвовала в этой конференции (ее представлял знаменитый революционер, аргентинец по происхождению, Эрнесто Че Гевара), но не подписала текст Хартии. Деятельность Союза ради прогресса была направлена на предупреждение распространения радикальных идей кубинской революции на другие латиноамериканские страны.

В апреле 1961 г. американо-кубинский конфликт обострился еще более. 17 апреля на побережье Кубы в районе Плайя-Хирон (побережье залива Качинос) высадились прибывшие из Флориды вооруженные отряды кубинских эмигрантов численностью около 1,5 тыс. человек, которые попытались свергнуть Ф.Кастро и захватить власть в Гаване. Однако путчисты были разгромлены силами безопасности Кубы за 48 часов. Переворот не удался. Вооруженные силы Кубы к тому времени насчитывали 250 тыс. человек. Попытка переворота представляла собой плохо подготовленную спецоперацию американского ЦРУ. Она встревожила Ф.Кастро, и он начал переговоры с СССР о предоставлении ему военной помощи. В декабре 1961 г., через полгода после попытки переворота, Ф.Кастро впервые назвал себя марксистом, а затем – коммунистом.

В январе 1962 г. под давлением США Кубу исключили из рядов ОАГ. Это решение было принято не единогласно: ведущие страны Латинской Америки (Бразилия, Аргентина, Чили, Мексика, Эквадор и Боливия), понимая подоплеку ситуации, воздержались при голосовании по проекту соответствующей резолюции.

С середины января 1962 г. Советский Союз увеличил Кубе военную помощь, мотивируя это угрозой, которая существовала для нее со стороны США, способных повторить попытку свержения Ф.Кастро. Помогая Гаване, советское руководство преследовало стратегические цели. СССР чувствовал себя уязвимым перед лицом «ракетной угрозы» США, поскольку американские ракеты «Юпитер», размещенные в Турции, могли поражать цели на территории всей европейской части CCCР. У Советского Союза плацдарма, позволяющего держать под прицелом территорию США, не было. Советское руководство стало рассматривать Кубу как потенциальный плацдарм для «симметричного ответа» на угрозу со стороны американских ракет в Турции. {?}

К октябрю 1962 г. на Кубу морем на гражданских судах под видом машин и оборудования промышленного и сельскохозяйственного назначения были доставлены части советских ракет и пусковых установок, которые были смонтированы и приведены в боеспособное состояние. На острове было размещено 42 ракеты с ядерными боеголовками, которые обслуживались 40-тысячным контингентом советских войск. Американские средства воздушной разведки обнаружили ракетные установки только 14 октября. Когда экспертиза полученных снимков подтвердила достоверность полученной информации, американская администрация потребовала от СССР объяснений и стала настаивать на немедленном удалении советских ракет с Кубы.

18 октября 1962 г. в Вашингтон прибыл министр иностранных дел СССР АА.Громыко, который в беседе с президентом Дж.Кеннеди отрицал присутствие на Кубе советских ракет, хотя признал, что СССР поставил Кубе вооружения оборонительного характера. Американская сторона предъявила материалы аэрофотосъемок. Москва была вынуждена признать факт размещения ракет, но отказалась их удалить. Стало известно, что к Кубе направляются советские гражданские суда, на которых, по сведениям американской разведки, тоже находились советские ракеты. Между Н.С.Хрущевым и Дж.Кеннеди завязалась полемическая переписка (обмен посланиями), в которой каждая из сторон пыталась обосновать правомерность своей позиции. Москва упорствовала. В Вашингтоне готовились к худшему.

22 октября президент Дж. Кеннеди обратился по телевидению к нации с предупреждением о возможности начала войны с Советским Союзом. Вооруженные силы США были приведены в боевую готовность. Советской стороне было сообщено, что запуск любой ракеты с территории Кубы будет считаться в США поводом к войне. Одновременно американская администрация объявила о введении «карантина» кубинских портов, то есть о намерении досматривать все грузы, прибывающие на Кубу морем, независимо от того, под чьим флагом они перевозятся. По сути это было равнозначно объявлению блокады острова. Но введение блокады в международном праве рассматривается как акт агрессии, и американская дипломатия избегала этого термина, пользуясь словом «карантин».

Советские суда с ракетами на борту продолжали следовать в направлении кубинских портов. Вооруженные силы СССР были тоже приведены в состояние боеготовности. Попытка американских вооруженных сил остановить советские суда могла оказаться поводом к войне. Происходила встречная эскалация конфликта. Стороны противостояли друг другу, готовились к войне, которой обе они не хотели, и не знали, каким образом выйти из тупика.

23 октября поздно вечером Роберт Кеннеди, министр юстиции США и брат президента Дж. Кеннеди, в неофициальном порядке посетил советское посольство в Вашингтоне, где в секретной беседе с советским послом А.Ф.Добрыниным изложил американское видение ситуации. Смысл сигнала состоял в том, что США не хотели {?} войны, но категорически настаивали на удалении с Кубы советских ракет, угрожая нанести удар по Кубе, если решение о демонтировании ракет не будет принято.

В ответ посол А.Ф.Добрынин заявил, что к войне не стремится и СССР. Далее он повторил ранее изложенный Н.С.Хрущевым аргумент о том, что размещение советских ракет было ответным шагом на размещения американских ракет в Турции и угрозы правительству Ф.Кастро. Содержание беседы было сообщено руководителям обеих стран. В ходе обмена посланиями между Н.С.Хрущевым и Дж.Кеннеди и переговоров А.Ф.Добрынина с Р.Кеннеди с 23 по 28 октября удалось выработать условия компромисса. Соединенные Штаты согласились сделать заявление об отказе от попыток свергнуть Ф.Кастро при помощи силы. В ответ Советский Союз согласился начать демонтаж своих ракетных установок на Кубе, вывезти ракеты с острова и не размещать их там впредь. Эту часть соглашения было решено предать гласности.

По вопросу об американских ракетах в Турции была достигнута секретная договоренность о том, что они будут выведены оттуда в ближайшее время (4-5 месяцев), после формального согласования этого вопроса с турецкой стороной и НАТО. Американское руководство сравнительно легко согласилось с выводом ракет из Турции, так как в 1962 г. оно уже пришло к убеждению о необходимости удаления из Европы и Турции устаревших ракет типа «Тор» и «Юпитер» и их замены новыми ракетами морского базирования «Поларис». Договоренность с Москвой лишь ускорила осуществление этого плана.

Карибский кризис был урегулирован. Обе стороны выполнили принятые обязательства. США заявили об отказе от подрывных действия против Кубы, а Н.С.Хрущев отдал приказ о выводе с Кубы советских ракет. Американские ракеты из Турции были удалены в течение нескольких месяцев.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.