Разработка в США концепции «гибкого реагирования»

После провала парижской встречи в верхах в мае 1960 г. администрация США не предпринимала крупных внешнеполитических инициатив. В ноябре 1960 г. республиканцы проиграли президентские выборы, и новым президентом США стал кандидат демократической партии Джон Фитцджеральд Кеннеди. Относительно молодой человек (43 года), он представлял новое, послевоенное поколение американских политиков. Ветераны военных лет, поколение которых воплощал Д.Эйзенхауэр, в США уходили из политики. В Советском Союзе «военное поколение» продолжало оставаться у власти (до середины 80-х годов) в 60-х годах оно продолжало править также во Франции, ФРГ и ряде других стран Западной Европы.

«Команда Кеннеди» стала пересматривать постулаты военно-политической линии прежней администрации. Новации Дж.Кеннеди и его министра обороны Роберта Макнамары, который считался одним из самых ярких деятелей новой администрации, не были революционными. Демократическая администрация стала признавать то, что понимала, но не хотела признавать администрация республиканская: Советский Союз и Соединенные Штаты уязвимы для взаимных ядерных ударов. Можно сдержать сухопутные силы СССР, но уже нельзя помешать его межконтинентальным баллистическим ракетам наносить удары по американской территории. Поэтому ни одной из сторон не выгодно без крайней необходимости рисковать {?} общей войной, конфликтом с использованием всей мощи имеющегося ядерного потенциала.

Напротив, рассуждали американские теоретики, США должны действовать гибко и избирательно. Не каждое локальное столкновение с противником следует переводить в форму общего конфликта. Не каждый даже ядерный конфликт должен предполагать тотальное разрушение страны-противника и уничтожение ее населения. Для победы достаточным может оказаться лишь уничтожение ее наступательного потенциала (баз МБР, запасов ядерных боезарядов) и объектов военной инфраструктуры при сохранении гражданских объектов (городов). Стратегии «неограниченной эскалации» (all-out war), которой придерживались республиканцы, была противопоставлена идея «контролируемой эскалации» (mounting pressures). Ставилась цель управлять конфликтом, регулируя его масштаб и удерживая столкновение, по крайней мере, некоторое время, на уровне, исключающем общую войну.

Теоретически уязвимая идея «контролируемой эскалации» была спорной и с практической точки зрения: имевшаяся в начале 60-х годов даже в США система боевого управления войсками по своим объективным возможностям не позволяла гарантировать требуемый уровень управляемости конфликта. Тем не менее, новая концепция предусматривала несколько вариантов действий в условиях войны и ориентировала на выбор средств реагирования в зависимости от конкретной международной ситуации. Вот почему она получила название концепции «гибкого реагирования» (flexible response).

Правда, было по-прежнему невозможно заранее определить, когда в «управляемой эскалации» конфликта наступит критический момент, позже которого будет уже поздно отдавать приказ о применении против противника всего имеющегося потенциала. Поэтому новая концепция в принципе не могла исключать «концепцию первого удара» и не гарантировала против возникновения ситуации, в которой Соединенные Штаты применят ядерное оружие первыми. Теория «гибкого реагирования» была двусмысленна: она одновременно была призвана исключить вариант «случайного» возникновения большой войны и гарантировать американской стороне преимущества от ее начала по собственной инициативе.

Обе идеи – «гибко реагировать» на угрозу со стороны СССР, не поддаваясь на мелкие «провокации коммунистов», с одной стороны, и быть готовыми при необходимости первыми нанести упреждающий удар, с другой – соседствовали в американских политических директивах в течение 1961 и 1962 гг. Только в 1963 г. президент Дж.Кеннеди пришел к выводу о том, что упреждающий удар по СССР неприемлем, потому что Советский Союз обладает таким мощным военным потенциалом, что уничтожить его одним ударом будет невозможно. Принято считать, что США начали действовать в соответствии с концепцией «гибкого реагирования» с весны 1961 г. Эта концепция развивалась, дополнялась и достраивалась до 1967 г., когда она официально была одобрена другими странами НАТО.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.