Первая очередь расширения НАТО

Приняв решение о распространении зоны стратегической ответственности альянса на восток, страны НАТО были озабочены тем, чтобы не уничтожить результаты улучшения отношений с Россией за предшествовавшие годы. Дело было не только в том, что европейские страны и США не хотели возобновления конфронтации. Улучшение отношений с Россией, ее демократизация, а главное – экономическое «открытие» страны, либерализация ее политики в области внешних связей, – все это было экономически выгодно Западу. Развитые страны получили доступ к энергосырьевым, иным природным, технологическим, научно-интеллектуальным и человеческим ресурсам России на чрезвычайно выгодных условиях. Экономическое процветание США и Западной Европы на протяжении большей части 90-х годов было в немалой степени связано с этим «приращением» ресурса устойчивого развития западного мира за счет освоения ресурсов бывших социалистических государств.

Сотрудничество с Западом было необходимо и России, поскольку без него вряд ли было возможно рассчитывать на успех начатых преобразований. Международные финансовые институты оказывали ей помощь, предоставляя возвратные кредиты. Возникла финансово-экономическая привязка Москвы к Западу. Тяжелый структурный кризис в России, спад производства, продолжавшийся до начала 2000-х годов сковывали российское правительство. Ситуация усугубилась, когда в августе 1998 г. в стране имел место финансовый {?} дефолт, вызвавший падение курса рубля по отношению к доллару, массовое разорение мелких предпринимателей и обнищание работников бюджетной сферы. В стране росла напряженность, и кредиты Запада были одним из средств предупредить взрыв. Вот почему, возражая против расширения НАТО, Москва не имела возможности оказать сопротивление этому процессу.

Со своей стороны Запад избегал наносить удары по престижу президента Б.Н.Ельцина внутри России, где росла оппозиция его курсу. Поскольку большинство российских политиков считало расширение НАТО угрозой для национальной безопасности России, западные партнеры сочли необходимым отчасти уравновесить этот шаг заключением с Москвой политического соглашения, способного нейтрализовать ее опасения.

27 мая 1997 г. в Париже состоялось подписание Основополагающего акта о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Россией и НАТО. В документе подчеркивалось, что страны НАТО и Россия не рассматривают друг друга в качестве противников, и говорилось о намерении сторон взаимодействовать в преодолении пережитков конфронтации и укреплении доверия и сотрудничества. По содержанию он носил характер консультативного пакта, одной стороной в котором была Россия, а второй – НАТО в целом. Но в отличие от подобных пактов, Основополагающий акт не содержал юридически обязывающих положений и был просто декларацией.

После его подписания началось формирование рабочей инфраструктуры отношений России и НАТО. Был создан постоянный совет «Россия – НАТО», в рамках которого должны были дважды в год проводиться консультации на уровне министров иностранных дел и обороны, и ежемесячно – на уровне послов и постоянных представителей при совете НАТО. В Брюсселе при штаб-квартире альянса в марте 1998 г. было открыто российское представительство. Миссию НАТО было решено открыть в Москве.

Формально заручившись пониманием России в вопросах безопасности в Европе, страны альянса продолжили курс на его расширение. В июле 1997 г. в Мадриде на сессии совета НАТО Польша, енгрия и Чехия были официально приглашены в альянс, и в марте 1999 г. по завершении необходимых процедур они официально стали его членами. Вопрос о расширении не был этим исчерпан. На юбилейной сессии совета НАТО в Вашингтоне в апреле 1999 г. было заявлено, что Албания, Болгария, Латвия, Литва, Македония, Румыния, Словакия, Словения и Эстония являются новыми кандидатами на вступление в альянс.

На той же сессии была принята новая «Стратегическая концепция НАТО» (прежняя концепция была принята в ноябре 1991 г. на сессии в Риме). В ней было произведено две новации. Во-первых, страны альянса расширили круг своих задач по сравнению с тем, как они были очерчены в ст. 5 Вашингтонского договора. Помимо {?} коллективной обороны в случае нападения на одну из стран НАТО организация теперь была готова выполнять и другие военно-политические миссии, например, миротворческого, гуманитарного и иного характера. Во-вторых, расширилась географическая сфера действия договора. Организация отныне была готова выполнять свои расширившиеся функции вне пределов территории стран-участниц. Принятие новой концепции было связано с событиями на Балканах. Государства НАТО готовили правовое обоснование, которые бы позволило им провести силовые акции в бывшей Югославии, которая не входила ранее в сферу действия союза (см. ниже).

  1. Николай

    А где же информация о Чечне? Это ведь существенная проблема для внутреннего спокойствия российского общества.

    Reply

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.