Переход советско-китайских разногласий в открытое противостояние

Разрыв советско-китайского соглашения о сотрудничестве в области ядерной энергии в 1959 г. был знаком принципиальных расхождений между СССР и КНР. В 1960 г. КНР покинули совет-{?}ские специалисты, что усугубило экономический хаос в Китае, вызванный неумелым хозяйственным руководством КПК в период «большого скачка». Советское руководство не отказывалось от надежды сохранить Китай в качестве союзника. Сразу же после визита в США в 1959 г. Н.С.Хрущев отправился в Пекин, чтобы проинформировать Мао Цзэдуна об итогах обсуждений с Д.Эйзенхауэром и попытаться убедить Китай поддержать идею запрета ядерных испытаний, которую в принципе одобрили в Москве, Вашингтоне и Лондоне. Но в январе 1960 г. КНР заявила, что не будет соблюдать договоренности об ограничении ядерных испытаний, выработанные без ее участия. Китай форсировал осуществление своей ядерной программы и в октябре 1964 г. провел испытания ядерного оружия. В мире появилась пятая ядерная держава.

Между СССР и Китаем существовало несколько групп противоречий. В идеологической сфере это были разногласия в вопросе о путях строительства «социализма» и связанные с ним различные взгляды на содержание и форму проявлений внутренних общественных (классовых) противоречий, тактику и стратегию удержания власти (в этой сфере проявлялись несогласия в оценке роли личности в истории и культа личности И.В.Сталина в этой связи), на проблему «экспорта революции» и политику внутри международного коммунистического, рабочего и национально-освободительного движений.

В сфере международной политики Китай не принял советскую концепцию мирного сосуществования, считая ее предательской по отношению к мировому коммунизму и Китаю, потому что она предусматривала возможность сотрудничества СССР с США, а Соединенные Штаты считались врагом КНР, который препятствует решению исторической задачи воссоединения КНР с Тайванем. Вместо мирного сосуществования КНР предлагала «стратегию единого антиимпериалистического фронта» против США, что было неприемлемо для Москвы.

Совершенно разным было отношение СССР и КНР к мировой войне и ее последствиям. Китай не боялся ядерной войны в такой степени, как ее боялись СССР и США. Три страны находились на разных стадиях социально-экономического развития. Соединенные Штаты и Советский Союз (его европейская часть), были индустриально развитыми странами с сетью многонаселенных городских центров. Обе державы были уязвимы с точки зрения потенциального ядерного или термоядерного удара.

В отличие от них Китай был только на пути к превращению в развитую страну. Ядерная война, способная разрушить основы индустриальных обществ, была менее опасной для КНР – аграрной страны с преобладанием сельского населения. Ядерная война с точки зрения Пекина не была тотальной катастрофой, так как на ее руинах все равно можно было начать строить коммунистическое общество – уже без препятствий, чинимых противниками китайской революции. {?}

Нарастание советско-китайских противоречий стало изливаться во внешнеполитическую сферу. В 1962 г. во время вооруженного конфликта между КНР и Индией советское правительство заняло нейтральную позицию, отказавшись от поддержки Китая. Китайско-индийский конфликт почти совпал с карибским кризисом. В этой ситуации китайская сторона впервые позволила себя открыто критиковать внешнюю политику Москвы в печати, назвав размещение советских ракет на Кубе авантюризмом, а их вывод по договоренности с США – капитулянтством. Полемика развернулась в 1963 г., в год подписания Договора о запрещении испытаний ядерного оружия. В советской и китайской прессе стали публиковаться острые высказывания. ЦК КПСС и ЦК КПК обменялись резкими посланиями. Между тем, с 1962 г. заметно возросла напряженность на советско-китайской границе, где участились случаи ее незаконного перехода со стороны КНР.

Но самым главным было другое: руководство КНР заявило, что считает неравноправными договоры Китая с царской Россией. Но как раз в этих договорах определялась большая часть линии границы между двумя странами. Заявление Пекина подразумевало возможность ее непризнания. В СССР позицию КНР восприняли как посягательство на территории Советского Союза, что заставляло думать об угрозе для них со стороны Китая. Но, опасаясь конфликта с КНР, советское руководство согласилось вступить с Китаем в консультации об уточнении линии прохождения государственной границы. Эти консультации застопорились летом 1964 г., после того как в беседе с иностранными журналистами Мао Цзэдун заявил о возможности предъявить Советскому Союзу «счет» за территории к востоку от Байкала, которые, по его мнению, были незаконно захвачены Российской империей. Хотя официально КНР не выдвинула территориальных претензий к СССР, в советских стратегических планах возник вопрос об укреплении границ с Китаем. Численность советских войск на Дальнем Востоке стала увеличиваться.

Со своей стороны, китайское руководство убедилось в невозможности сотрудничества с СССР в деле создания «единого антиимпериалистического фронта». Последняя попытка КПК вернуться к сотрудничеству с СССР на антиамериканской основе была предпринята во время визита в Москву премьера Госсовета КНР Чжоу Эньлая после отстранения от власти Н.С.Хрущева в октябре 1964 г. Но поскольку новое советское руководство намеревалось продолжать линию на избежание войны с США, китайский зондаж успеха не имел. Отказ КПК направить делегацию для участия в XXIII съезде КПСС в 1966 г. означал формальный разрыв отношений между двумя компартиями. В дополнение к мерам по укреплению советско-китайской границы в январе 1966 г. СССР заключил новый Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи с Монголией. Вслед за тем на монгольской территории были размещены советские войска и тяжелая техника. К концу 1967 г. численность личного {?} состава в зоне границы СССР с КНР и МНР оценивалась в 250-350 тыс. человек.

Убедившись в невозможности привлечь СССР на сторону «китайской революции», руководство КНР встало на путь противостояния одновременно и Советскому Союзу, и Соединенным Штатам. Выдвинутая Китаем «теория трех миров» давала обоснование новой политики. В соответствии с ней все государства мира делились на три группы – две сверхдержавы, малые и средние развитые страны (в которые зачислялись западноевропейские государства и основная часть стран «социалистического лагеря») и «третий мир» развивающихся стран. Китай его руководители провозгласили страной «третьего мира» и его потенциальным лидером в борьбе за победу идей национального освобождения и развития.

В 1966 г. в Китае началась «культурная революция» (1966-1969). Резкая взаимная критика и напряженность в отношениях СССР и КНР достигли высшей точки. Опасность ситуации была настолько очевидна, что трезвомыслящая часть китайского руководства, прежде всего Чжоу Эньлай, стала пытаться привлечь внимание Мао Цзэдуна к необходимости пересмотреть линию на одновременное противостояние с США и СССР. Сам Чжоу Эньлай склонялся к примирению с США. Политическим оппонентом этой линии выступал маршал Линь Бяо, который, в частности, являлся противником улучшения отношений Китая с США. Оба лидера были согласны между собой в признании ослабления позиций США в Азии, связанного с неудачной для Соединенных Штатов войной во Вьетнаме. Но если Линь Бяо полагал момент подходящим для развертывания общеазиатской революции – в Таиланде, Японии, Индонезии, Лаосе, на Филиппинах, то Чжоу Эньлай указывал на угрозу Китаю со стороны СССР. Остается не проясненным, в самом ли деле он считал советскую опасность реальной, или ссылка на угрозу с севера была оправданием предложения начать поиск взаимопонимания с США. «Советская угроза» стала подталкивать КНР во второй половине 60-х годов к поиску возможностей для нормализации отношений с Вашингтоном.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.