Гуманитарные операции как форма регулирования международных отношений

Вторая интервенция НАТО на Балканах, в Косово, была обоснована как гуманитарная интервенция, то есть операция в интересах предотвращения или приостановки «гуманитарной катастрофы». В международном сообществе отсутствовало разделяемое большинством стран определение того, что можно, а что нельзя считать гуманитарной катастрофой. Но военно-силовые акции в интересах свержения правительств, на подконтрольных территориях которых происходила массовая гибель людей, предпринимались отдельными странами и прежде – обычно с молчаливого согласия других государств или в сопровождении их формальных протестов, не подкрепленных реальными санкциями.

Примером гуманитарного вмешательства оказалась по результатам интервенция Индии в 1971 г. в Восточном Пакистане, когда из-за внутреннего конфликта в Пакистане несколько миллионов беженцев были вынуждены бежать на индийскую территорию. Сходным образом вмешательство Вьетнама в 1978 г. в Камбодже повлекло свержение диктатуры Пол Пота, политика которого перед этим привела к гибели более 2 млн жителей этой страны. Как и действия Дели в 1971 г., акция Вьетнама представляла собой нарушение суверенитета соседнего государства и противоречила признанным нормам международного права.

В 1979 г. вторжение войск Танзании на территорию соседней Уганды привело к падению режима генерала Иди Амина, за время правления которого с 1971 г. в стране было убито более 300 тыс. угандийцев, подозревавшихся в нелояльности И.Амину. Вступая в конфликт, Танзания преследовала цель отразить попытки угандийского режима отторгнуть часть танзанийской территории. Но объективно танзанийское вмешательство положило конец правлению режима, практиковавшего систематические убийства своих граждан. В 1992 г. гуманитарная интервенция силами контингентов ООН и вооруженных сил США была осуществлена в Сомали, где угроза гуманитарной катастрофа (голода и эпидемий) возникла в результате затяжного внутреннего конфликта (см. гл. 12). От имени ООН на основании резолюции № 929 от 22 июня 1994 г. акции ради предотвращения столкновений на этнической почве между народностями тутси и хуту предпринимались и Францией в Руанде.

В этом контексте вмешательство НАТО в Косово представляло собой шаг в цепи прецедентов вмешательства по внутренние дела {?} иностранного государства под лозунгом защиты гуманитарных прав. В период интервенции в Косово страны НАТО развернули кампанию давления на международное общественное мнение, стремясь узаконить право международного сообщества осуществлять вмешательство в дела суверенных государств, политика которых ведет к нарушениям гуманитарных прав. Лозунгом этой кампании было: «Права человека – важнее государственного суверенитета». Этот тезис не встречал возражений внутри НАТО. С ним были солидарны многие другие государства. Речь шла о стремлении формально легализовать гуманитарные интервенции, закрепив практику их проведения решениями ООН и других международных организаций, с тем чтобы со временем превратить гуманитарные интервенции в общепризнанную норму международного права.

В 90-х годах правительство Российской Федерации не возражало против проведения гуманитарных операций, но настаивало на избирательном отношении к ним. Российское руководство считало возможным проведение подобных операций исключительно на основании решения Совета безопасности и под его руководством. В начале 2000-х годов Россия стала энергичнее, чем прежде, выступать в защиту права государственного суверенитета и невмешательства во внутренние дела иностранных государств. Москва считала гуманитарные интервенции крайним, исключительным средством международного регулирования и выступала против их превращения в универсальную норму. Сходной точки зрения придерживались Китай и ряд других государств.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.