Фолклендский кризис

Склонный к национально-патриотической риторике президент Р.Рейган без уважения относился к проявлениям национализма других стран, если те не соответствовали американским интересам. Безразличие к «чужому национализму», в частности латиноамериканскому, способствовало возникновению вспышки отчуждения в отношениях с государствами Латинской Америки, в связи с так называемым фолклендским кризисом.

Его суть состояла в том, что на Фолклендские (Мальвинские – по аргентинской версии), Южные Сандвичевы острова и острова Южная Георгия у берегов Аргентины претендовали две страны – Аргентина и Великобритания. Право на острова аргентинская сторона обосновывала ссылкой на тот факт, что до их захвата Великобританией в 1833 г. острова принадлежали Аргентине. Британская же сторона указывала на то, что население островов составляли только выходцы из Великобритании, желавшие сохранить британское подданство.

Долгое время между Аргентиной и Великобританией велись безрезультатные переговоры. В декабре 1981 г. к власти в Аргентине пришла военная хунта во главе с генералом Л.Галтиери. В обстановке национально-патриотической риторики власти заявили о необходимости восстановить суверенные права Аргентины на острова. В апреле 1982 г. на Фолкленды были направлены аргентинские вой-{?}ска, занявшие столицу островов Порт-Стэнли. В ответ британское правительство консерваторов во главе с Маргарет Тэтчер обвинило Аргентину в агрессии и направило на острова военно-морские силы для изгнания аргентинских войск. Аргентинцы стали защищать занятые позиции. Возник вооруженный конфликт.

Для Лондона он был не просто территориальным спором. М.Тэтчер полагала, что Британия должна защитить на Фолклендах честь нации: в стране слишком много говорилось о снижении престижа страны и превращении «Великой Британии» в «Малую Англию».

2 мая 1982 г. британская подводная лодка потопила аргентинский крейсер «Генерал Белграно» (погиб 321 член его экипажа). В ответ аргентинские военно-морские силы потопили британский крейсер (погиб 21 человек) На островах был высажен британский экспедиционный корпус, и 21 мая над Порт-Стэнли снова был водружен флаг Великобритании. Аргентина потерпела поражение.

В дипломатическом отношении для Соединенных Штатов фолклендский кризис представлял собой серьезную проблему. Великобритания как член НАТО была союзником США. Но и Аргентина была связана с США Межамериканским договором о взаимной помощи 1947 г. («пактом Рио»). В оценке конфликта не было единства и среди европейских государств-членов НАТО: Италия, имевшая исторические связи с Аргентиной, симпатизировала ей; Франция и ФРГ считали британско-аргентинский конфликт рядовым проявлением антиколониальной борьбы и не желали принимать сторону Лондона.

Администрация США пробовала посредничать в урегулировании спора между Буэнос-Айресом и Лондоном в апреле 1982 г. Переговоры с каждой из сторон раздельно вел госсекретарь США Александр Хейг. Американские предложения сводились к следующему: вывод вооруженных сил Аргентины с островов и отвод британского флота от их побережья, размещение на Фолклендах миротворческих сил Канады, США и двух латиноамериканских стран, и, наконец, продолжение британско-аргентинских переговоров. Аргентинская сторона отклонила предложения США.

Вашингтон не считал равноценными свои отношения с Аргентиной и Британией, тем более что от позиции британского правительства в тот момент зависел вопрос о размещении американских ракет средней дальности в Европе. Солидарность внутри НАТО была важней союза с южноамериканскими партнерами.

Страны Латинской Америки поняли ситуацию именно в таком смысле. В ходе кризиса большинство из них поддержало Аргентину как жертву «внеконтинентальной агрессии», а некоторые (в том числе Куба) высказали готовность послать добровольцев на помощь аргентинцам. Нейтральную позицию заняли: Чили, имевшая территориальный спор с Аргентиной в проливе Бигль; Колумбия, отвергавшая возможность решения территориальных споров силой; а {?} также Гайана и островные англоговорящие карибские государства – члены Содружества.

В ходе конфликта СССР оказывал морально-политическую поддержку Буэнос-Айресу, поскольку с точки зрения советского руководства, Аргентина, несмотря на антикоммунистический настрой ее руководства, оказалась в положении страны, противостоящей «передовому отряду международного империализма». Аргентина была важным поставщиком зерна в СССР, что было важно ввиду эмбарго на поставки американской сельхозпродукции в Советский Союз, которое оставалось в силе с 1980 г. Даже в отдаленной части Южной Атлантики советско-американское противостояние наложило свой отпечаток на конфликт.

Стало ясно, что «пакт Рио» несостоятелен. Гарант безопасности латиноамериканских стран – Соединенные Штаты – отказался поддержать своих союзников в единственном после 1945 г. случае «внеконтинентальной» агрессии. Пакт фактически перестал соблюдаться, хотя формально он не был денонсирован.

Война в Южной Атлантике стимулировала патриотические и антиамериканские настроения в регионе и способствовала сближению латиноамериканских стран на субрегиональной основе без участия США. Наиболее развитые страны региона стали прорабатывать проекты использования интеграционного опыта Западной Европы и продумывать варианты внутрирегионального экономического сотрудничества. Латиноамериканский национализм переживал взлет, но он канализировался в умеренное конструктивное русло.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.