Балтийские конференции

Интервенция Антанты потерпела крушение: силой оружия русский вопрос разрешить не удалось. Тем не менее руководители Антанты отнюдь не намеревались прекращать борьбу против советской власти. Приходилось, однако, изменить методы своих действий. К этому вынуждали не только военные победы Советской республики, но и напряжённое внутреннее положение в самих западноевропейских государствах.

В 1920 г. разразился послевоенный мировой экономический кризис, затронувший прежде всего Японию и США. Затем кризис перекинулся и на остальные страны капиталистического мира. К апрелю 1921 г. в них насчитывалось 10 миллионов безработных и почти 30 миллионов полубезработных. Кризис усилил революционное движение масс во Франции, в Италии, Англии, Германии ив ряде других государств. Трудящиеся всех стран обращали свои взгляды к Советскому государству, где рабочие и крестьяне взяли власть в свои руки и, отразив нападение врагов, приступили к мирному хозяйственному строительству.

Рост революционного движения в странах капитализма усиливал враждебность капиталистических правительств к Советской России. Не одолев силой Советской страны, реакционные круги Антанты перешли к попыткам изолировать её от внешнего мира и взорвать изнутри.

В ход было пущено уже однажды испытанное средство: вновь усилия Антанты были направлены на прибалтийские страны. Роль опекуна этих лимитрофов приняла на себя Франция.

Французская дипломатия попыталась сколотить антисоветский балтийско-польский блок. С этой целью она содействовала организации регулярных балтийских конференций. Такие конференции созывались каждые 6 месяцев по очереди в столицах Полыни, Латвии, Эстонии и Финляндии.

Официально конференции собирались якобы для урегулирования вопросов экономического и культурного сотрудничества между прибалтийскими странами; на самом деле, по плану французской дипломатии, они должны были подготовить военно-политическое объединение балтийских стран и Польши.

Малые страны, зависимые от крупных капиталистических держав, легко попадались в дипломатические тенёта Франции. Несмотря на заключение мирных договоров с Советской Россией, отношения с ней прибалтийских государств принимали зачастую напряжённый характер. 31 октября 1920 г. Наркоминдел заявил решительный протест против нарушений латвийским правительством мирного договора в связи с тем, что через Ригу в Крым, к Врангелю, пропущены были 200 белых офицеров. Министр иностранных дел Латвии Мейеровиц вынужден был признать, что на территории Латвии находятся организации, вербующие солдат и офицеров для белых армий. Этот инцидент принял настолько широкую огласку, что рассмотрением его занялось латвийское Учредительное собрание. На заседании его вскрылось, что в деле вербовки белогвардейцев замешаны были видные руководители латвийской армии.

Эстония, первая заключившая мирный договор с Советской Россией, также мало-помалу превращалась в орудие Антанты. Эстонская буржуазия мечтала об особой роли, которую она якобы может играть в качестве посредницы в деле распространения «западной цивилизации» на востоке Европы. На конференции послов в Сан-Ремо в феврале 1920 г. представители Эстонии Пуста и Пийп пресерьёзно обосновывали следующими доводами свою просьбу о признании Эстонии странами Антанты: 1) признание Эстонии обеспечит совместную работу союзных держав и Эстонии в деле хозяйственного восстановления России; 2) Эстония при её географическом положении может служить каналом для распространения западной цивилизации на восток. Так понимая свою международную миссию, Эстония принимала деятельное участие в балтийских конференциях и во всех антисоветских замыслах Латвии, Финляндии и Польши.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.