Возник­новение сети партнерских отношений СССР со странами Африки

Советско-американские противоречия между тем стали распространяться на Африку. После конфликта в Конго в начале 60-х годов африканские дела не привлекали внимание советского руководства за исключением того, что касалось арабской части Африки. Но с конца 60-х годов интерес к сотрудничеству с Москвой неожиданно стало проявлять руководство Сомали. Это молодое независимое {?} государство образовалось в 1960 г. в результате объединения бывшей британской колонии Британское Сомали с территорией бывшей итальянской колонии Итальянское Сомали, которая после Второй мировой войны с согласия ООН временно управлялась итальянским правительством. Сомали было бедной отсталой страной с неизжитой кланово-племенной структурой и отсутствием традиций государственности. Региональные кланы были склонны к сепаратизму, что угрожало стране распадом.

В 1969 г. в результате военного переворота к власти пришел генерал-майор Мохаммед Сиад Барре. Новый вождь не посчитал возможным вводить к Сомали демократическое устройство, а предпочел создание режима сильной власти. Он установил дружеские отношения с Советским Союзом, поскольку увидел в нем образец государства, которое сам хотел бы построить. И июля 1974 г. был подписан советско-сомалийский договор о дружбе и сотрудничестве сроком на 20 лет (денонсирован в 1977 г.). СССР стал оказывать Сомали экономическую и военную помощь.

После переворота региональные кланы не получили мест в центральном правительстве, из-за чего они перестали подчиняться ему. Возник вооруженный конфликт. Сомалийское правительство стало использовать помощь, поступавшую из СССР, для борьбы с оппозицией. Сомалийский режим на время оказался главным партнером Советского Союза в Африке. Страна была провозглашена государством «социалистической ориентации».

Вслед за Сомали к развитию по этому пути и при поддержке Советского Союза стали столь же непредвиденно обнаруживать интерес молодые государства южной части материка, где рушилась колониальная империя Португалии.

27 июля 1970г. умер португальский диктатор А.Салазар (81 год). Его преемник премьер-министр Марселу Каэтану в декабре того же года заявил о намерении предоставить португальским колониям автономию и выделить для них места в португальском парламенте. Это подхлестнуло антипортугальские движения в африканских колониях, которые стали добиваться независимости. 25 апреля 1974 г. в Португалии произошел переворот, осуществленный группой демократически настроенных военных («революция гвоздик»). Новое правительство признало независимость португальских колоний в Африке – Мозамбика, Анголы, Островов Зеленого Мыса (Кабо-Верде), Сан-Томе и Принсипи.

Мозамбик был из них одной из самых отсталых. Большая часть мозамбикских рабочих была занята в соседней Южно-Африканской Республике, а основные доходы бюджета составляли сборы за транзит через мозамбикскую территорию и через мозамбикские порты золота, добытого на территории Южной Родезии, которая не имела своего выхода к морю.

Нищее мозамбикское население и рядовой состав местных вооруженных формирований были восприимчивы к левой агитации. От-{?}части поэтому после предоставления Мозамбику независимости к власти в стране 25 июня 1975 г. пришел выступавший под левыми лозунгами Фронт освобождения Мозамбика (ФРЕЛИМО, Frento de Libertacao de Mocambique). В стране воцарил хаос. 100 тысяч белых бежали из Мозамбика, на 12 млн жителей осталось 80 врачей. Боясь «экспорта революции», Южная Родезия в 1976 г. закрыла свою границу с Мозамбиком, лишив его доходов от транзита. Советский Союз и Китайская Народная Республика направляли помощь Мозамбику. Ее оказывали и страны Запада – отчасти, чтобы сохранить инструменты влияния на правительство в Мапуту.

Новое мозамбикское правительство стало поддерживать вооруженные формирования южноафриканских партизан, сторонников запрещенного в ЮАР Африканского национального конгресса, разрешив им базироваться на мозамбикской территории. В ответ на это ЮАР стала помогать силам мозамбикской оппозиции, действовавшей против правительства ФРЕЛИМО – Мозамбикскому национальному сопротивлению (Movimento Nacional da Resistencia de Mocambique).

Ситуация в Анголе была еще сложнее. Эта богатая страна была крупным экспортером кофе и имела на своей территории месторождения нефти и алмазов. Она граничила с Намибией и в этом смысле могла быть как союзником, так и противником ЮАР, против которой на территории Намибии воевали отряды СВАПО.

В Анголе после получения независимости в апреле 1975 г. действовало три группировки, имевшие свои вооруженные формирования: Национальный союз за полную независимость Анголы (Uniao Nacional para a Indepenencia Total de Angola, UNFTA), Фронт национального освобождения Анголы (Frente Nacional de Libertacao de Angola, FNLA) и Народное движение освобождения Анголы (Movimento Popular de Libertacao de Angola, MPLA).

На первую делала ставку ЮАР, поскольку в Претории ее сочли умеренной и надеялись, что в случае прихода к власти она не станет поддерживать партизан Намибии.

Вторую группу поддерживали западноевропейские страны, США и Заир, рассуждая приблизительно так же, как в ЮАР, но не желая действовать вместе с ней. В принципе, из этой группировки при достаточной поддержке извне могла образоваться серьезная политическая сила. Американская администрация попробовала оказывать ей помощь по линии спецслужб, однако к ноябрю 1975 г. имевшиеся для этого фонды были израсходованы. Администрация обратилась за ассигнованиями в конгресс, но 19 декабря 1975 г. тот принял резолюцию, запрещавшую оказывать помощь любым «группам сопротивления» в Африке («поправка Кларка» – по имени сенатора Вильяма Кларка). После этого проводить в этой части мира активную политику американская администрация уже не могла.

Третья группировка – МПЛА – называла себя «марксистской» и «левой». Она стала получать помощь от Кубы и СССР. По прось-{?}бе МПЛА в Анголу прибыли кубинские инструкторы, которые занялись подготовкой офицерских кадров для отрядов ангольских левых.

Сначала в стране было сформировано временное коалиционное правительство. Но между тремя группировками началась борьба, в ходе которой УНИТА и ФНАА заключили союз против МПЛА. С октября 1975 г. правительство ЮАР стало оказывать этой коалиции военную помощь, совершая военные рейды на ангольскую территорию в зонах, которые контролировали отряды МПЛА.

Куба тоже увеличила помощь своим союзникам. СССР, благожелательно относясь к кубинско-ангольскому сотрудничеству, проявлял осторожность, «передоверяя» Кубе активную роль в оказании помощи ангольским левым. К осени 1975 г. численность кубинских военных в стране достигла нескольких тысяч. Вскоре оказалось, что кубинская помощь доставляется в Анголу на советских судах. В ноябре 1975 г. отряды МПЛА захватили столицу страны г. Луанду, оттеснив оппозицию в районы, приграничные с ЮАР. К марту 1976 г. центральное правительство контролировало почти всю территорию страны.

Приход к власти в Анголе левого режима беспокоил сопредельные государства. Внутриангольский конфликт стал приобретать международный характер. В стране находилось уже около 20 тыс. кубинских советников, а в октябре 1976 г. был подписан советско-ангольский договор о дружбе и сотрудничестве, на основании которого Анголе стали поставляться советские вооружения.

Формирование партнерских отношений с Сомали, Мозамбиком и Анголой налагало на Советский Союз дополнительное экономическое бремя, не давая ему в сущности сколько-нибудь значительных выигрышей. Расширение сети сателлитов вызвало распыление ограниченных ресурсов СССР, отвлекая их от нужд внутреннего развития. Бремя помощи африканским странам стало еще тяжелее, когда в круг ее получателей попала еще одна беднейшая страна Африки – Эфиопия.

После нескольких подряд засушливых и неурожайных лет в 1972-1974 гг. в этой стране возник катастрофический голод. Он особенно тяжело поразил эфиопскую провинцию Эритрею, находившуюся на востоке страны у побережья Красного моря. До 1962 г. Эритрея имела в составе Эфиопии статус автономии, но затем он был отменен императорским правительством. Население провинции считало, что центральная власть его дискриминирует. Голод 19/4 г. усилил сепаратистские настроения в Эритрее, и там началось восстание. Понимая, что восстание спровоцировано засухой и голодом, император Хайле Селассие I не стал применять для его подавления силу.

Позиция монарха вызвала возмущение эфиопских военных, которые 12 сентября 1974 г. совершили государственный переворот и свергли его. Он был заключен под стражу и через год тайно убит. Власть в стране с ноября 1974 г. сосредоточилась в руках Менгисту Хайле Мариама. Он направил в Эритрею войска и одновременно {?} провозгласил проведение в Эфиопии земельной реформы, которая, как он предполагал, позволит избежать неурожаев в будущем. Новое руководство стало провозглашать социалистические лозунги и утверждать, что ставит задачу развития по «социалистическому пути». С марта 1975 г. страна стала официально называться «Социалистическая Эфиопия». В Москве и Гаване к событиям в Эфиопии отнеслись сочувственно.

Мятеж в Эритрее, хотя и был в основном подавлен, фактически перерос в систематическое вооруженное сопротивление власти. Отряды эритрейских повстанцев укрылись в трудно доступных районах страны и оттуда повели борьбы за независимость провинции. Ее окраинное положение в Эфиопии и наличие выхода к границам иностранных государств и морскому побережью позволяли эритрейским сепаратистам получать иностранную помощь.

Появление за короткий промежуток времени в Африке четырех потенциально просоветских режимов было с тревогой воспринято на Западе. Советский Союз считал, что он вправе помогать дружественным африканским правительствам, даже если они проводят антизападную политику. Соединенные Штаты были уверены, что СССР, поступая таким образом, нарушает советско-американское взаимопонимание о сохранении глобального статус-кво и пользуется временной слабостью США для захвата новых геополитических плацдармов. В Вашингтоне стали обвинять Москву в «ревизионизме» и возобновлении попыток установить мировую гегемонию.