Веронский конгресс (1822 г.)

Веронский конгресс собрался в середине октября 1822 г. Каннинг не поехал туда сам, а послал Веллингтона, дав ему твердые инструкции не впутывать Англию ни в какие решения и постановления, которые могли бы заставить ее, прямо или косвенно, помогать готовящейся интервенции великих держав в Испании; препятствовать единоличному выступлению России против Турции; ни в коем случае не присоединяться ни к какому заявлению держав, где будет говориться об Испании, как о державе, имеющей права на обладание южноамериканскими колониями; не соглашаться признавать южноамериканских революционеров бунтовщиками против короля испанского Фердинанда VII.

Уже на первых заседаниях выяснилось, что Меттерних и Александр I стоят за французскую интервенцию. Тогда французский уполномоченный Монморанси 20 октября задал вопрос, намерены ли эти державы помочь Франции, в случае если это понадобится по ходу дел во время войны французов с испанскими революционерами, и в чем именно выразится эта помощь. Через десять дней, 30 октября, конгресс собрался снова. Александр, Меттерних и прусский представитель Бернсторф вполне одобрили интервенцию Франции в Испании и дали положительный ответ. Но Веллингтон, представитель Англии, решительно высказался против интервенции.

Александр и Меттерних попытались притти к соглашению с французами относительно общих дипломатических шагов в Мадриде. 20 ноября они устроили совещание, на которое был приглашен и Веллингтон. Тут английский уполномоченный еще решительнее протестовал против затеваемого дела. Монморанси несколько смутился и экстренно отбыл в Париж для совещаний с королем Людовиком XVIII и Виллелем. Остался другой французский уполномоченный — Шатобриан. Этот поэт и религиозный фантазер, человек огромного тщеславия и самолюбия, всегда жаждавший играть политическую роль, произносил на Веронском конгрессе крикливые реакционные речи, приведшие к тому, что Франция впуталась в обязательство единолично повести войну в Испании. Чтобы особенно подчеркнуть важность своих выступлений, Шатобриан впоследствии лгал, будто Веронский конгресс не хотел интервенции, а только он, французский Демосфен, решил дело.

14 декабря 1822 г. Веронский конгресс закончил свои занятия, а 22 декабря Шатобриан был назначен французским министром иностранных дел вместо Монморанси. Это было прямым шагом к войне с Испанией. В феврале 1823 г. началась вооруженная французская интервенция, а уже 24 мая 1823 г. герцог Ангулемский, французский главнокомандующий, вошел в Мадрид. В сентябре все было кончено. Жестокий, наглый и тупой тиран Фердинанд VII был восстановлен во всей полноте самодержавной власти.

Но это было последним триумфом Священного союза. В том же 1823 г. последовало первое решительное выступление Каннинга, первая его лобовая атака против дипломатии остальных четырех держав.

Каннинг решил не только не избегать столкновений с дипломатией держав Священного союза, но и принять открытый бой и померяться с ними силами. Самой серьезной величиной, с которой придется считаться, он признавал императора Александра, а вовсе не Меттерниха. Царь был опасен тем, что никак нельзя было предвидеть, в какой момент он покажет когти; он был опасен и тем, что Россия была несравненно могущественнее Австрии и даже сильнее соединенных Австрии и Пруссии, если бы подобная комбинация состоялась.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.