Становление двух подходов к европейской интеграции

В Европе к началу 60-х годов существовало две интеграционные группировки – ЕЭС и ЕАСТ. В первой определяющую роль играло франко-германское экономическое сближение. Во втором – тон задавала Британия. Но в целом первая группировка явно была сильнее второй. ЕАСТ проигрывал в конкурентной борьбе с ЕЭС. Признав это, правительство Великобритании сочло необходимым присоединиться к ЕЭС. В апреле 1961 г. премьер-министр Г.Макмиллан открыто сказал об этом во время пребывания в Вашингтоне. Затем Лондон подал официальную заявку на вступление в ЕЭС, и в ноябре 1961 г. соответствующие переговоры начались.

В ходе переговоров Великобритания стала настаивать на сохранении за ней прав, которые могли бы позволить ей сохранить «особые» отношения со странами Содружества в области сельского хозяйства. Однако французская делегация заняла жесткую позицию и требовала принятия Британией стандартных условий вступления в ЕЭС в полном объеме. Поскольку Лондон продолжал спорить, президент Франции Ш. де Голль воспользовался своим правом и наложил вето на принятие Британии. Между тем, даже внутри ЕЭС существовали серьезные расхождения во взглядах на пути дальнейшего развития группировки. Франция стояла на позиции конфедерализма. Ее лозунг – «Европа отечеств». Эта позиция предусматривала создание тесного политического и экономического союза шести стран, но на «обычной» межгосударственной, то есть не наднациональной, основе.

Западная Германия, напротив, занимала позицию «федерализма». Этой платформе соответствовал лозунг «европейское отечество», {?} смысл которого состоял в сближении как раз на основе наднациональности, те есть при делегировании власти и полномочий от национальных правительств единым управляющим органам ЕЭС.

Смысл разногласий между Парижем и Бонном определялся разными военно-политическими устремлениями сторон. В конце 1960 – начале 1961 г. президент Франции выступал за создание на базе «общего рынка» европейского политического союза («Союз европейских народов»), в котором Франция как единственная его ядерная держава могла бы оказаться «естественным» политическим лидером. Другие страны «шестерки» не поддержали устремлений Парижа. Они опасались французского доминирования, предпочитая ему лидирующую роль НАТО. Поэтому ФРГ и другие страны ЕЭС высказывались за «наднациональный» вариант интеграции при одновременном углублении взаимодействия с НАТО в военно-политической области. В таком сценарии Франции самой пришлось бы делегировать свои полномочия наднациональным органам союза. Наднациональность в понимании ФРГ была инструментом ограничения амбиций Парижа. Франция стала усматривать в приглашениях к сотрудничеству на наднациональной основе и во взаимодействии с НАТО попытку подчинить ее американскому диктату. Ш. де Голль был противником усиления влияние США в Европе, полагая, что оно умаляет роль Франции.

Бельгия, Нидерланды и Италия возражали против обособления союза «шестерки» от НАТО. ФРГ занимала колеблющуюся позицию, пытаясь использовать блокирование с Францией как инструмент получения уступок от США. В Вашингтоне понимали сложность расстановки сил в ЕЭС и старались помочь Великобритании присоединиться к «шестерке», чтобы изнутри способствовать большему взаимопониманию ЕЭС с США и уменьшению антиамериканского запала Франции. Ш. де Голль, понимая американскую игру, укреплялся в намерении не допустить Британию в ЕЭС.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.