Советско-персидский договор (26 февраля 1921 г.)

Первым из соглашений Советской России со странами Востока был подписан договор с Персией. В правящих кругах Персии шла острая борьба двух ориентации — национально-персидской, державшей курс на дружбу с Советской Россией, и английской. В октябре 1920 г. у власти в Персии стал национальный кабинет. Советское правительство предложило Персии заключить договор. Это предложение произвело на персов огромное впечатление.

«Среди мрака, окутавшего наш политический горизонт, — писала персидская газета «Rechnema», — вдруг со стороны севера и Советской России сверкнули ослепительные молнии. Они… дали нам возможность лучше осмотреться в обстановке, избрать для себя твёрдый и более уверенный курс».

В конце 1920 г. в Москву приехал чрезвычайный персидский посол. Со своей стороны и советское правительство отправило в Персию своего полномочного представителя. 26 февраля 1921 г. состоялось подписание советско-персидского договора в Москве. Советское правительство торжественно заявляло об отказе отношении Персии от всех неравноправных договоров, а также от соглашений, заключённых во вред Персии царским правительством с великими державами. Персии возвращались все концессии и имущества, полученные царским правительством на её территории. Объявлялись аннулированными долги, числившиеся за Персией в отношении царской России. Советское правительство соглашалось признать право Персии иметь собственный флот на Каспийском море. Обоюдно отказываясь от вмешательства во внутренние дела другой стороны, советское и персидское правительства обязывались не допускать образована или пребывания на своей территории организаций или групп, имеющих целью борьбу против России или Персии. Наконец, персидское правительство давало обязательство заключить с советским правительством соглашение о предоставлении РСФСР права эксплоатации рыбных промыслов на южном побережье Каспийского моря.

Оценивая успехи советской политики в Персии, английский журнал «Nation» писал:

«Россия пожинает теперь в Персии плоды своей политики самопожертвования: она отказалась от всего — от концессий, дорог, телеграфов, банков, не прося ни пенса вознаграждения за убытки… В результате мы имеем безусловный рост русского влияния, которое опирается на добрую волю самого персидского населения».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.