Ситуация в Латинской Аме­рике

Перемены во внешней политике США, связанные с приходом к власти администрации Дж.Картера с ее подчеркнутым вниманием к защите прав человека, внесли коррективы в латиноамериканский курс Вашингтона. В августе 1977 г. Соединенные Штаты ввели эмбарго на поставки вооружений военным режимам Аргентины, Чили, Уругвая и Парагвая. Это вызвало недовольство последних и подстегнуло усилия Аргентины, Бразилии и Чили по созданию собственных мини-ВПК. Местные элиты были раздражены «правозащитной риторикой» американского президента.

Острой проблемой для США стала политика, которую в ядерной области стала проводить Бразилия. Она не подписала договор о нераспространении ядерного оружия 1968 г. под тем предлогом, что {?} он налагал ограничения на развитие бразильской ядерной энергетики. Ратифицировав одной из первых «договор Тлателолко», Бразилия, тем не менее, не сделала заявления о том, что будет ему следовать. В Вашингтоне подозревали Бразилию в стремлении приобрести ядерное оружие. С учетом мнения администрации американские компании отказались участвовать в проекте строительства в Бразилии АЭС. Заключенное в 1975 г. бразильско-западногерманское соглашение, по которому Бразилия в обмен на поставки урана в ФРГ должна была получить от нее восемь ядерных реакторов, завод по переработке атомного топлива и технологию обогащения урана, подверглось критике в США. Американская сторона полагала, что сотрудничество с ФРГ ускорит движение Бразилии к ядерному статусу. Между Бразилией и США возникло охлаждение. Это затрудняло проведение американской политики в других латиноамериканских странах, поскольку Бразилия была «неформальным лидером» латиноамериканского мира и попытки американского давления на Бразилию лишь усиливали симпатии местных стран к последней.

Центральноамериканская политика Вашингтона при Дж.Картере отличалась двойственностью, дезориентировавшей диктаторов Гватемалы, Гондураса, Никарагуа и Сальвадора. За прежние годы они привыкли рассчитывать на поддержку США. Теперь Вашингтон стал критиковать их за нарушение прав человека. Диктаторские правительства не собирались предпринимать шаги для либерализации своих режимов, и критика из Вашингтона стимулировала их раздражение против Вашингтона. Южная и Центральная Америки сворачивали не к демократии, а к еще большему национализму. Местные правительства стали тоже критиковать США. Одним из наиболее серьезных поводов был вопрос о Панамском канале, который проходил по территории Панамы, но контролировался Соединенными Штатами, державшими в зоне канала свои войска. В марте 1973 г. правительство Панамы потребовала от США вернуть ей суверенитет над каналом, предложив провести на своей территории специальное выездное заседание Совета безопасности ООН для рассмотрения этого вопроса «на месте». Требование Панамы было поддержано всеми центральноамериканскими государствами.

Под давлением обстоятельств в сентябре 1977 г. администрация Дж.Картера согласилась на заключение американо-панамских соглашений о статусе зоны Панамского канала, в соответствии с которыми к 31 декабря 1999 г. контроль над зоной канала должен был перейти к правительству Панамы. Соглашения предусматривали возможность повторного размещения в зоне канала американских вооруженных сил в случае возникновения «угрозы для нейтралитета канала». Подписание и ратификация соглашения с Панамой американским конгрессом сопровождались критикой в адрес демократической администрации, которую республиканцы обвиняли в неспособности отстаивать интересы США в Латинской Америке. {?}

Сами латиноамериканские страны, между тем, проявляли солидарность не чаще, чем ссорились. Концепции национальной безопасности, которых придерживались военные правительства, ориентировали не на сотрудничество, а на противостояние в межлатиноамериканских спорах. В 1976 г. военное правительство Чили вышло из состава Андской группы (экономического блока, созданного в 1969 г. Венесуэлой, Колумбией, Перу, Боливией и Эквадором), ставившей целью их экономическое сближение. Интеграционные планы были заморожены.

В 1977 г. произошло обострение аргентино-чилийского спора из-за островов в проливе Бигль. Оставались неурегулированными боливийско-чилийский, перуано-эквадорский, венесуэльско-колумбийский и венесуэльско-гайанский территориальные конфликты. Фоном им служило аргентино-бразильское соперничество по поводу лидерства в Южной Америке, которое подрывало интеграционное сближение в рамках Лаплатской группы (Аргентина, Бразилия, Уругвай, Парагвай).

Росли затраты на вооружения. Военные расходы стран региона с 1974 г. по 1982 г. удвоились, а численность латиноамериканских армий по сравнению с серединой 70-х годов возросла почти на 40%, приблизившись к 2 млн человек. Бразилия и Аргентина, создавшие собственные мини-ВПК, стали экспортировать вооружения. Обе страны приблизились к созданию ядерного оружия.

Рост напряженности в Западном полушарии в конце 70-х годов затормозил ратификацию «протокола Сан-Хосе» и реформу межамериканской системы. Поэтому латиноамериканские страны не сумели создать надежную правовую основу для мирного урегулирования имеющихся между ними споров собственными силами.