Противоречия на Вашингтонской конференции

12 ноября 1921 г. торжественно открылась Вашингтонская конференция. Со времени гаагских мирных конференций 1899 и 1907 гг. впервые ставился ею официально вопрос об «ограничении вооружений». Очевидно, организаторы конференции намерены были использовать в своих целях пацифистские настроения, широко распространившиеся после войны. Вашингтонская конференция сопровождалась нарочитой шумихой. Заседания её были объявлены публичными. Выступления делегатов немедленно опубликовывались в газетах; мировая пресса возвещала, что нет больше тайной дипломатии и что весь мир с упованием взирает на конференцию, призванную освободить народы от тяжкого бремени вооружений.

Конференцию открыл президент Гардинг. «Переговоры будут словами народов, уставших от войны, — заявил он. — Мы ни в ком не подозреваем врага. Ничьё самолюбие не должно быть унижено, никакая национальность не должна быть подавлена, мы надеемся установить лучший порядок, который вернёт спокойствие миру».

Представительство США на конференции было поручено делегации, возглавляемой государственным секретарём Юзом. Он же был избран и председателем конференции.

Английская делегация возглавлялась Бальфуром, доминионы и Индия имели самостоятельное представительство; поэтому и считалось, что на конференции присутствует 14 держав. Южно-Африканский союз в качестве своего уполномоченного выдвинул того же Бальфура, который, таким образом, на всех документах подписывался дважды.

Во главе французской делегации находился премьер-министр Бриан. На первом же заседании конференции с ним произошёл неприятный инцидент. Для него почему-то не оказалось места за центральным столом; все места были заняты американцами и англичанами. Бриану пришлось сесть в стороне. Только в конце заседания английский посол был пересажен подальше, чтобы уступить место Бриану. Французские делегаты были потрясены. В небрежности, проявленной по отношению к Бриану, они видели сознательное умаление престижа Франции и попытку её изолировать.

Первым оратором выступил Юз. От имени американского правительства он внёс предложения: прекратить постройку сверхмощных военных кораблей; исключить из строя определённое число старых судов; принять во внимание существующую силу военного флота держав, представленных на конференции, и установить определённый тоннаж для их линейных судов. Юз предложил в течение 10 лет после подписания соглашения не строить вовсе линейных кораблей, по истечении же этого срока строить линейные суда только для замены выбывающих; установить общий тоннаж крупного флота в 500 тысяч для Англии, столько же — для Америки и 300 тысяч — для Японии. Новые линейные корабли не будут превышать 35 тысяч тонн каждый.

Тоннаж лёгких судов устанавливался для Англии и Америки по 450 тысяч, а для Японии — 270 тысяч. Наконец, тоннаж подводных лодок определялся для Америки и Англии по 90 тысяч и для Японии — в 40 тысяч. Что касается морских вооружений Италии и Франции, то Юз предложил отложить обсуждение этого вопроса, ибо минувшая война внесла в положение обеих стран некоторые изменения.

Основные мотивы американского предложения были достаточно ясны. Америка была заинтересована в том, чтобы временно приостановить строительство своего флота; для него она не имела ещё ни необходимых кадров, ни потребных баз. Кроме того, Америка потому добивалась сокращения количества судов большого водоизмещения, что крупного размера суда не могут проходить через Панамский канал.

По предложению Юза, Англия должна была в течение трёх месяцев по подписании соглашения прекратить постройку линейных кораблей, исключить из строя 19 и оставить 22; Америка — прекратить постройку, исключить из строя 30 кораблей и оставить 18; Япония — отказаться от постройки 8 кораблей, уничтожить 7 новых линкоров, 10 старых судов и свести число крупных кораблей к 10.

Выступление Юза произвело сенсацию. По рассказу одного из свидетелей, когда Юз говорил, что Англия должна прекратить работы по постройке кораблей типа «Король Георг V», английский адмирал Битти вышел из себя. «Лорд Битти, — писал автор книги о конференции, — подался вперёд в своём кресле, напоминая бульдога, дремавшего на солнце у порога и получившего пинок ногой от дерзкого прохожего… То был исторический момент заседания».

О предложениях Юза толков и споров было без конца. Во всяком случае они вызвали переполох. Три крупнейшие морские державы должны были уничтожить около 2 миллионов тонн судов, построенных или ещё строящихся. Делегаты делились друг с другом своей тревогой. За обедом, данным президентом Гардингом в честь делегатов конференции, кто-то из английских гостей шепнул японскому участнику банкета: «В конце концов мы с вами являемся островными империями; поэтому у нас имеется общая точка зрения на морские вопросы».

На следующем заседании, 15 ноября, предполагалось выступление английского и японского делегатов. Все находились в состоянии напряжённого ожидания. В ночь накануне заседания Юз и Бальфур имели небольшое совещание. На заседании конференции Бальфур заявил, что Англия согласна в принципе с предложениями Юза. В заключение Бальфур огласил телеграмму Ллойд Джорджа, в которой было много комплиментов по адресу Юза.

Нетрудно было понять, почему английское правительство решило поддержать американский проект. За время мировой войны Великобритания построила огромный военный флот, который требовал от государства непомерных расходов. При задолженности Великобритании сокращение как личного, так и судового состава флота представлялось для неё только желательным. Кроме того, Англия стремилась к тому, чтобы в составе её флота были лишь наиболее технически усовершенствованные боевые суда. Таким образом, британское правительство отстаивало на конференции качество своего военно-морского флота за счёт сокращения количества.

В частности английская делегация высказывалась за усиление крейсерского флота ввиду необходимости охраны морских путей Британской империи.

Вслед за Бальфуром выступил японский представитель барон Като. Он также заявил, что Япония принимает в принципе предложение о сокращении морских сил. Представитель Франции Бриан согласился с предложением Юза, но добавил, что Францию особенно интересует вопрос об ограничении вооружения сухопутных армий.

Казалось, между державами, явившимися на Вашингтонскую конференцию, существует единодушие. Но декларации официальных делегатов оказались лишь данью дипломатическому приличию. Как только от принципов перешли к конкретному обсуждению вопроса, вскрылись острые разногласия между державами. Японская делегация вместо пропорции тоннажа крупного флота для США, Англии и Японии 5:5:3 предложила 10 : 10 : 7. Американцы угрожали, что если Япония будет упорствовать, то они начнут строить по четыре корабля на каждый японский корабль. Тогда японцы изъявили согласие принять американскую пропорцию, при условии, что на Тихом океане Америка не будет строить военно-морских баз. Юз энергично возразил, что не может дать никаких гарантий на будущее в отношении укреплений Гавайских островов. Начались длительные переговоры. Вопреки торжественному заявлению о публичности заседаний дела решались главным образом на закрытых совещаниях четырёх держав — США, Англии, Франции и Японии. Франция настаивала для себя на праве построить 10 новых броненосцев тоннажем в 35 тысяч каждый. Италия потребовала для себя такого же тоннажа, как и Франция. Юз предложил для Франции тоннаж в 175 тысяч. После упорной борьбы французская делегация заявила, что, не желая привести конференцию к срыву, принимает предложение Америки. В результате длительного обсуждения первоначальный проект Юза был принят в следующем виде:

США ……….525 тысяч тонн

Англия ……….525 » »

Япония ……….315 » »

Обсуждение вопроса на этом не кончилось. Оно продолжалось как на заседаниях комиссии, так и на секретных совещаниях.

Поспешность, с которой Англия согласилась на предложение Юза, объяснялась кроме указанных уже мотивов опасением англичан, как бы Америка не сговорилась с Францией. Но принятие предложения Юза ослабляло позиции самой Англии. Великобритания вынуждена была признать равенство своих морских сил с флотом США; флот её сокращался, в то время как Франция сохраняла свою огромную сухопутную армию. Поэтому Англия заявила, что приступит к морскому разоружению лишь при условии сокращения Францией её сухопутных вооружённых сил. Этим маневром английская дипломатия искусно сталкивала США и Францию. Америка не хотела бы ограничивать сухопутные вооружения Франции, чтобы не допустить чрезмерного усиления английского влияния в Европе и держать в узде побеждённую Германию. Но вопрос о сокращении сухопутных армий интересовал Америку в другом международном плане: США стремились к ослаблению вооружённых сил Японии.

Франция выступила с резким протестом против предложения Англии. «Для французов это является жестокой и незаслуженной обидой… — патетически восклицал Бриан. — Если есть страна, искренне желающая мира, то это Франция».

Отказываясь сокращать армию, Бриан подчёркивал на заседании 21 ноября, что она нужна для спасения Польши и всей Западной Европы от большевиков; Красная Армия насчитывает 1510 тысяч человек, из которых 600 тысяч полностью вооружены и обмундированы; она готова возобновить наступление против Европы. Бриан доказывал, что и Германия может в любой момент восстановить свою армию в 7 миллионов человек.

Вслед за Брианом против сокращения японской армии выступил адмирал Като. Он требовал для Японии армии такой численности, которая соответствовала бы серьёзному положению на Дальнем Востоке. Представитель Бельгии также высказался против сокращения армии. Наконец, Италия потребовала оставить ей 200 тысяч солдат. Её делегат ссылался на то, что после войны появились новые государства, другие же настолько увеличились в размере, что необходимы меры предосторожности со стороны Италии.

Отвечая Бриану, Юз сказал, что Америка никогда не забудет жертв, принесённых Францией во время войны, и считается с затруднениями, переживаемыми Францией. Тогда Бриан решил пойти на смелый дипломатический маневр. Он заявил, что согласен на сокращение французской армии, при условии, если союзники обеспечат выполнение Германией своих обязательств. Другими словами, Бриан потребовал от англичан и американцев гарантировать Версальский мир.

Ни Америка, ни Англия не захотели принять это условие. Разногласия по вопросу о сокращении сухопутных армий приняли весьма острый характер. Лорд Керзон выступил в Лондоне с резкой речью, прямо направленной против Франции. Он заявил, что Англия не может приносить жертвы в то время, когда другие страны создают новые средства для нападения. Глава английского Министерства иностранных дел подчёркивал, что разоружение на море неосуществимо до тех пор, пока другие государства будут усиливать своё вооружение на суше.

Вопрос о сокращении сухопутных вооружений был передан в особую комиссию. Но и здесь делегациям не удалось прийти к какому-либо соглашению.

Всё же 13 декабря 1921 г. был подписан первый договор на Вашингтонской конференции. То был так называемый трактат четырёх держав — США, Англии, Франции и Японии. Договаривающиеся стороны соглашались уважать права каждого из поименованных государств на островные владения и островные территории в районе Тихого океана. Возникающие споры, при невозможности урегулировать их дипломатическим путём, стороны обязывались разрешать на общих конференциях. Если бы островным владениям какой-либо из четырёх держав грозила опасность со стороны другой державы, то все государства, подписавшие договор, обязывались войти «во взаимный, полный и откровенный обмен мнений, для того чтобы достигнуть соглашения». Договор заключался на 10 лет. Статья 4 его знаменовала победу американской дипломатии; она гласила, что после ратификации договора теряет силу англо-японский союзный договор, возобновлённый в 1911 г. Правда, английские дипломаты подчёркивали, что договор был не аннулирован, а лишь заменён соглашением четырёх держав, — двусторонний пакт уступил место пакту четырёх держав. Однако японский делегат точнее определил истинный смысл статьи 4. «Во всяком случае, — заявил он английскому представителю на Вашингтонской конференции, — вы устроили союзу (англо-японскому) блестящие похороны».

K трактату четырёх держав от 13 декабря 1921 г. была приложена особая декларация. В ней указывалось, что трактат будет применяться «к островам Тихого океана, находящимся в состоянии мандата». При этом подчёркивалось, что подписание трактата не означает согласия США на мандаты и «не исключает необходимости заключения соглашений между США и державами-мандатариями по принадлежности об островах, находящихся в состоянии мандата»,

6 февраля 1922 г. был подписан дополнительный договор, разъяснявший один из пунктов трактата четырёх. Он гласил, что «понятие „островные владения и островные территории”, употребляемое в названном трактате, включает, что касается Японии, лишь Карафуто (т. е. южную часть острова Сахалина), Формозу, Пескадоры и острова, на которые Япония получила мандат».

Все эти дополнительные соглашения свидетельствовали о том, насколько упорна была дипломатическая борьба между США и Японией из-за позиций на Тихом океане.

4 февраля 1922 г. Англия, США, Франция и Япония сделали нидерландскому правительству, а 6 февраля правительству Португалии «тождественное сообщение». В нём указывалось, что, хотя оба правительства и не подписали Тихоокеанского трактата, четыре державы обязуются уважать права Нидерландов и Португалии, связанные с их островными владениями в бассейне Тихого океана.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.