Подготовка к расширению НАТО

Распад ОВД и Советского Союза не побудил страны НАТО распустить свою военную организацию и преобразовать альянс в преимущественно политическую структуру. США и западноевропейские государства стали изыскивать способы придать импульс к сотрудничеству в рамках блока – через обогащение и расширение его функций, но без свертывания тех оборонительных и военно-стратегических функций, которые исполнялись им все предшествующие годы. Иными словами, речь велась не о радикальной реструктуризации и трансформации НАТО, а о превращении альянса в организацию, гораздо более универсальную по своим функциям.

Еще в декабре 1991 г. руководство НАТО создало Совет североатлантического сотрудничества как многосторонний консультативный орган, в который вошли наряду со странами НАТО девять государств Восточной Европы. Целью Совета было содействие развитию сотрудничества между странами-участницами в военно-политической сфере. После распада СССР в Совет к июню 1992 г. были приняты страны бывшего Советского Союза, включая Россию. В 1997 г. Совет североатлантического сотрудничества был реорганизован в Совет евроатлантического сотрудничества. В его работе стали принимать участие также нейтральные страны – Австрия, Финляндия, Швеция и Швейцария.

С 1995 г. к сотрудничеству с НАТО стала поворачиваться Франция, поскольку позиция, которой она придерживалась в вопросах обороны со времен президента Ш. де Голля, утратила смысл с распадом СССР и исчезновением «советской угрозы». Но Франция не вернулась в военную структуру альянса и не стала членом комитета его военного планирования.

Частичное изменение политики Франции произошло на фоне активного обсуждения необходимости принятия в ряды альянса некоторых стран Восточной Европы, прежде входивших в Варшавский блок. Этого прежде всего добивались сами восточноевропейские страны, стремившиеся получить гарантии безопасности в случае возобновления конфронтации между Западом и Россией, со стороны которой в этом случае бывшие участники Варшавского договора ожидали экспансионистских устремлений. {?}

На Западе идея принятия восточноевропейских стран в НАТО не сразу получила поддержку. Западные государства подозревали, что такой шаг может вызвать опасения России, спровоцирует возврат к военно-политическому противостоянию с США и сведет на нет результаты оздоровления ситуации в Европе, которые были достигнуты на основе взаимопонимания между Россией и Западом. Но число сторонников расширения НАТО росло, а экономическая ситуация в России после начала реформ 1992 г. позволяла думать, что вернуться к конфронтации с Западом Москва не сможет, даже если она на такое решится. В июне 1993 г. о возможности принять в НАТО некоторые из восточноевропейских стран первым открыто заявил министр обороны ФРГ Фолькер Рюэ. В числе вероятных кандидатов были названы Польша, Венгрия и Чехия – страны, успешно проводившие демократические и рыночные реформы и ценные для Запада в стратегическом отношении.

Россия первоначально не выступала против расширения НАТО. В августе 1993 г. во время визита в Польшу и Чехию Б.Н.Ельцин в Варшаве заявил о том, что не возражает против вступления этих стран в НАТО. Однако через несколько недель российский руководитель дезавуировал свое заявление, направив послание лидерам ведущих западных государств, в котором высказался против расширения НАТО на восток, ссылаясь на общественную оппозицию в России такому расширению. Демарш России был встречен на Западе со вниманием, он несколько замедлил принятие решений о расширении альянса, но не помешал им.

В январе 1994 г. по инициативе военных ведомств США и Западной Европы для содействия сотрудничеству между НАТО, странами Центральной и Восточной Европы и государствами бывшего СССР советом НАТО была утверждена программа «Партнерство ради мира» (ПРМ). Она предусматривала взаимодействие Североатлантического альянса с каждой из стран, присоединившихся к программе, на базе разработанных для каждой из них в отдельности планов. К ПРМ присоединилось более 20 стран. Россия сначала надеялась, что участие в ней окажется для восточноевропейских стран заменой их полноправному членству в НАТО, но оказалось, что это не так. Фактически, участвуя в программе, «кандидаты в члены НАТО» готовились при помощи натовских инструкторов к вступлению в альянс. Вскоре к ПРМ присоединилась сама Россия.

Одновременно с утверждением программы ПРМ в январе 1994 г. президент США Б.Клинтон официально изложил позицию Вашингтона в вопросе расширения, заявив: «Вопрос не в том, состоится ли расширение, а в том, когда и как оно произойдет». Российское руководство продолжало возражать против расширения НАТО, настаивая, что оно приведет к ее изоляции от формирующейся системы европейской безопасности. Страны НАТО уделяли внимание возражениям России и убеждали российское руководство в отсутствии у них намерений использовать расширение НАТО против ее {?} интересов, но сам процесс подготовки к его осуществлению от этого не останавливался.

10 декабря 1996 г. очередная сессия совета НАТО в Брюсселе санкционировала начало расширения, утвердив график организационных мероприятий по его подготовке. Официальное решение о начале расширения было отнесено на летнюю сессию совета НАТО на высшем уровне в Мадриде. Процесс расширения блока был переведен в русло практических мер.

* * *

Первая половина 90-х годов XX века стала завершающей фазой распада биполярной структуры. Несмотря на вспышку дисперсной (рассеянной) конфликтности, новой мировой войны не возникло, и угроза ее развязывания не просматривалась ни в один из наиболее напряженных моментов международного развития 1991-1996 гг. Это был первый за много веков случай, когда радикальное изменение конфигурации международной системы не было сопряжено с обширным вооруженным конфликтом.

К концу рассматриваемого периода стало очевидно, что Российская Федерация не обладает ресурсом противостояния Соединенным Штатам и не проявляет намерений противодействовать Западу в международных отношениях. Напротив, она стремилась к сотрудничеству с ним, даже если условия оного мало соответствовало ее национальным интересам. При этом было очевидно, что Китай, который в США стали рассматривать в качестве основного конкурента в международной политике, не накопил потенциал, позволяющего ему играть в международных отношениях роль, которую в 1945-1991 гг. занимал Советский Союз, – роль противовеса США.

В мире сложилась уникальная ситуация: США оказались вне конкуренции. Более того, ко второй половине 90-х годов они смогли в этом убедиться, что подтолкнуло Вашингтон к проведению наступательной внешней политики с целью реализовать конкурентные преимущества и сформировать международный порядок, максимально благоприятный для национальных интересов Соединенных Штатов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.