Отношения СССР с западноевропейскими державами

После прихода к власти в Лондоне в 1924 г. правительства консерваторов отношения между Великобританией и Советским Союзом стали хуже. К обычным трениям добавились противоречия из-за антибританской агитации, которую представители Коминтерна вели на Востоке — в Китае, Афганистане и Иране. Детонатором взрыва оказалось распространение деятельности Коминтерна непосредственно на Британские острова.

В мае 1926 г. в Великобритании началась всеобщая забастовка горняков. В СССР развернулось поощряемое сверху движение за оказание помощи забастовщикам. Федерации горняков Великобритании были переданы деньги, собранные советскими профсоюзами, принявшими решение об отчислении в фонд помощи забастовщикам 1% своей зарплаты. Британское правительство обвинило Москву во вмешательстве во внутренние дела Великобритании. Но нота протеста была отклонена под тем предлогом, что официально советское правительство не имело отношения к отправке денег. В Лондоне сочли советские объяснения неудовлетворительными, и 26 мая 1926 г. последовало расторжение британской стороной советско-британского торгового договора.

Из архивных материалов известно, что после начала всеобщей забастовки Политбюро ЦК ВКП(б) 4 мая 1926 г. в самом деле обсуждало ситуацию в Британии и рекомендовало британской компартии «начать переводить стачку на политические рельсы», выдвинув в подходящее время лозунги свержения правительства консерваторов и установления подлинно рабочего правительства. Решением Политбюро была образована на время забастовки специальная комиссия, в которую входили Сталин и председатель исполкома Коминтерна Зиновьев.

В октябре 1926 г. конференция консервативной партии приняла резолюцию о разрыве советско-британских отношений, закрытии в Великобритании советских учреждений и высылке их служащих. Отношения еще более обострились в связи с событиями в Китае, где местная полиция в связи с революционной деятельностью представителей Коминтерна среди местного населения совершила налеты на советское полпредство в Пекине и консульства в Шанхае и Тяньцзине (апрель 1927 г.), то есть в городах, где располагались британские сеттльменты в Китае. В ходе этих операций были получены материалы, компрометирующие Коминтерн и подтверждающие обоснованность подозрений Лондона в отношении подрывной работы коминтерновцев в сфере британских интересов. В мае 1927 г. нападению и обыску британской полиции подверглось советское торговое представительство в Лондоне и представительство советско-британской компании АРКОС. Всюду шли поиски документов в подтверждение обвинений граждан СССР в антибританской деятельности.

Разрыв дипломатических отношений произошел 27 мая 1927 г. Министр иностранных дел Великобритании О.Чемберлен охарактеризовал это решение как вынужденную меру. Последовавшая антисоветская кампания в западной прессе была оценена Чичериным как создание «морального единого фронта против Советской России». Исполком Коминтерна в постановлении назвал британское решение о разрыве отношений «злодейскими актами, провоцирующими войну». В документах ХV съезда ВКП(б) в декабре 1927 г. международная обстановка была вообще расценена сталинским руководством как канун вооруженного нападения на СССР. Однако такие тревожные оценки отражали не реальное положение дела, а желание Сталина создать в СССР атмосферу «осажденной крепости». На самом деле военной угрозы для Советского Союза со стороны Великобритании не было. Демарш Лондона не был поддержан ни в Париже, ни в Берлине, ни в Риме.

Тем не менее, отношения были прерваны на два года. Вопрос об их восстановлении стал актуальным только в мае 1929 г. после победы на парламентских выборах лейбористской партии. Новое правительство Макдональда сразу же начало подготовку к переговорам с СССР. При этом оно стремилось совместить возобновление дипломатических отношений с решением вопросов, остававшихся нерешенными со времен революции (национализированная британская собственности, долги и т.д.). В июле 1929 г. в Лондоне начались обсуждения условий нормализации. Позиции сторон сильно разнились: британская сторона предлагала начать с обсуждения спорных вопросов, советская — настаивала прежде всего на установлении дипломатических отношений. Переговоры были прерваны. Они возобновились только в сентябре, и 1 октября 1929 г. дипломатические отношения были восстановлены.

Архивные документы показывают, что трудности на переговорах были связаны с жесткой линией, которую предписывал советской дипломатии Сталин. В конце августа 1929 г. он требовал «разоблачать» лейбористское правительство, апеллируя «к лучшим элементам рабочего класса всего мира», провоцируя «революционную» критику к адрес Макдональда, которая, по мнению Сталина, должна была служить средством политического воспитания рабочих всех стран «в духе антиреформизма».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.