Беседа в 22.40

Коциньш явился ко мне в 22 час. 40 мин. и по поручению своего правительства заявил, что весь состав кабинета (6 человек), за исключением двух членов кабинета, еще не вернувшихся в Ригу, подал в отставку. Таким образом, Коциньш официально уведомляет т. Молотова о том, что требование Советского Союза относительно правительства принято.

Коциньш далее говорит, что ему поручено узнать, с кем президент должен связаться относительно формирования нового правительства.

Коциньш подтверждает решение латвийского правительства о свободном пропуске советских войск в Латвию. При этом Коциньш сообщает, что для связи с командованием советских войск со стороны Латвии уполномачивается помощник начальника Штаба полковник Уденьтыньш.

Коциньш просит начать переход границы не раньше 9 час. утра, так как для проведения подготовки к приему советских войск требуется некоторое время.

Тов. Молотов заявляет, что относительно времени перехода и районов, через которые советские войска будут переходить границу Латвии, он сообщит Коциньшу дополнительно.

Уполномоченным с советской стороны назначен генерал Павлов.

Далее Коциньш интересуется результатом его просьбы не опубликовывать заявления Советского правительства.

Тов. Молотов отвечает, что он доложил просьбу посланника Советскому правительству и последнее нашло возможным не опубликовывать ультимативную часть заявления.

Коциньш просит дать такое коммюнике, в котором было бы просто сказано, что по предложению Советского правительства правительство Латвии согласилось на увеличение численности советских войск в Латвии.

Тов. Молотов спрашивает, а относительно правительства?

Коциньш отвечает, что вторым пунктом можно было бы сказать, что правительство Латвии подало в отставку.

Тов. Молотов замечает, что нельзя пройти мимо тех фактов, которые упоминаются в заявлении, поэтому заявление будет опубликовано, но из него будет исключена заключительная, т.е. ультимативная, часть. В конце же этого заявления будет сказано, что правительство Латвии приняло условия, выдвинутые в заявлении Советского правительства. Нельзя принять предложение посланника не печатать это заявление, так как это значило бы, что мы скрываем от общественности суть вопроса, и будет непонятно, в чем же тут дело, откуда взялся весь этот вопрос и т.д. Это тем более нежелательно, что могут различно это истолковать, в то время как существо вопроса совершенно ясно — это военный союз. Спрашивается, зачем он нужен был, зачем нужно было втягивать в него Литву и т.д.

Коциньш пытается вновь доказать, что латвийское правительство относилось к СССР благожелательно.

Тов. Молотов замечает, что есть в Латвии, конечно, люди, которые относятся к СССР лучше. Вот был у вас генерал Балодис, продолжает т. Молотов, он относился лучше к СССР, а его сняли. Ну, а зачем все эти секретные конференции, поездки генеральных штабов, создание специального органа Балтийской Антанты, Литва была втянута в военный союз и т.д.?

Коциньш от имени правительства Латвии, как он выразился, заявляет, что Литва не в союзе.

Тов. Молотов замечает посланнику, что «Вы говорите то, что Вам поручает Ваше правительство, а мы этому правительству не доверяем. Вы заявляете то, что Вам поручено заявить Вашим правительством. Вы обязаны это делать, но надо смотреть на вещи открытыми глазами. Отношение латвийского правительства к СССР было не совсем честным, и мы убедились в этом во время бесед, имевших место недавно в Москве с Меркисом, премьер-министром Литвы».

Коциньш вновь возвращается к своему прежнему заявлению, которое он сделал т. Молотову днем, что он всегда в беседах с т. Молотовым и с т. Деканозовым спрашивал: нет ли каких-либо пожеланий по вопросу взаимоотношений обеих стран? И он никогда не слышал каких-нибудь претензий.

Тов. Молотов отвечает, что эти вопросы касались главным образом текущих дел.

В конце беседы условились, что для сообщения мероприятий Советского правительства, связанных с переходом советских войск латвийской границы, Коциньш будет вызван дополнительно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.